Пресс-служба российской дипмиссии в Берлине организовала веерную рассылку статьи Владимира Путина "75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим" . Несколько немецких ученых-историков, получивших электронную почту посольства, сочли и сам факт навязывания им текста (как будто они сами не понимают, что им читать), и покровительственно-рекомендательный тон послания неприемлемыми и граничащими с вмешательством в свободу академических исследований.

Тем временем посол России в ФРГ Сергей Нечаев поспешил сообщить, что статья Путина "активно обсуждается в политических, научных кругах и широкой общественностью". Коллега Нечаева в Вашингтоне Анатолий Антонов тоже отрапортовал: в госдепартаменте США статью президента России внимательно изучают и страшно заинтересованы его предложением о проведении саммита глав государств-постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Проблемы "государевых людей"

Все эти поспешные рапорты об успехах - наглядное свидетельство кризиса российской дипломатии, а по сути - всего аппарата государственного управления. Просто пример МИДа - особенно яркий из-за большей публичности ведомства, чем, скажем, публичность министерства сельского хозяйства, и той особой роли, которую внешняя политика играет в стратегии выживания российского режима.

При Путине это министерство превратилось в нечто среднее между департаментом международной пропаганды Кремля и главным архивом администрации президента по вопросам международной жизни. Все основные решения в вопросах мировой политики и политики безопасности сегодня зависят от Смоленской площади еще меньше, чем при коммунистах. Для карьерного роста российским дипломатам нужно прежде всего постоянно публично демонстрировать лояльность, но не стране и обществу, а конкретному человеку - Владимиру Путину. Точнее, той идеологии, которую он сделал практически обязательной, по крайней мере, для государственной системы образования и чиновничества.

Я не раз слышал от российских дипломатов в частных беседах: "Мы - "государевы люди", что прикажут - то и делаем". Представление о том, что неукоснительное исполнение приказов Кремля и есть высшее проявление патриотизма, берет свое начало в поздние советские десятилетия, когда коллектив МИД превратился, по сути дела, в закрытую касту, членство в которой открывало дорогу к вожделенной "загранке" с ее доступом к западному образу жизни и товарам. Этому способствовали и почти сословный характер позднесоветской элиты, и существование фильтра в виде Московского государственного института международных отношений (МГИМО), имевшего статус эксклюзивного "поставщика" кадров для МИД. Это в свою очередь превращало его в закрытый клуб для детей и внуков советского руководства, где "посторонних" было крайне мало.

Ошибка страноведов

Сегодня, как следствие введения Единого государственного экзамена, вуз более открыт для поступления "простых людей", чем при Брежневе и Андропове. Но он все равно регулярно воспроизводит пороки советской системы - клановость, безынициативность, показной лоялизм, представление о том, что национальный интерес равноценен интересу вышестоящего начальства. Все это сопровождается идеологической обработкой молодых дипломатов в определенном духе. Публичные высказывания высших представителей дипломатического ведомства проникнуты реваншизмом и советской ностальгией, ставшими особенно модными в эпоху Путина.

В МИДе России всегда - и, в основном, справедливо - гордились основательной языковой и страноведческой подготовкой кадров. Но чем сильнее расцветает в ведомстве показной лоялизм, тем меньше остается настоящего профессионализма. На вопрос: "Как можно было допустить ляп с оскорбительной, по сути, рассылкой статьи Путина в немецкие университеты?" ответ простой - советник по прессе, чей отдел, судя по скриншотам сообщений, ее организовал, не смог бы убедить посла не делать этого, даже если бы набрался храбрости возразить шефу. Потому что, как и в советское время, на Смоленской площади ждут от посольств "отчета о мероприятиях по ознакомлению общественности страны пребывания со статьей президента Российской Федерации".

Главное - "правильный отчет"

Из МИДа отчет отправят на Старую площадь, а оттуда - в приемную Путина. В силу особенностей авторитарной системы "отчет" не может быть просто отчетом - мол, это удалось, а с этим возникли сложности. "Отчет" всегда означает только одно - "отчет об успехах". В условиях построенной Путиным "крепости Россия" дипломаты - передовой отряд гарнизона, фронтовые разведчики в тылу западного врага. Страноведческие навыки, дипломатический такт и реальные интересы страны и общества оказываются второстепенными по сравнению с составлением "правильного" отчета и демонстрацией несгибаемости в идеологических боях за выживание путинской системы.

Полное непонимание академического этикета и гражданского достоинства сотрудниками пресс-службы российского посольства в Берлине в результате сработало против Кремля. То, что это случилось в стране, где симпатии к России и желание вникнуть в аргументы ее руководства глубоки, как, пожалуй, нигде в Европе, - яркая иллюстрация того, как лояльность порождает страх, а страх - непрофессионализм.

Печально, но МИД России при нынешней власти ждут только новые проблемы и новые провалы. Многие внутри ведомства это понимают. Но синдром "государевых людей" парализует волю. В отличие от своих западных коллег - как правило, выпускников обычных университетов, - российские дипломаты, особенно выпускники МГИМО, с трудом видят себя за стенами здания на Смоленской, как говорится, "на гражданке". Это чисто по-человечески достойно сочувствия. И это плохо для настоящих, а не мнимых национальных интересов.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!