Классический принцип справедливости suum cuique tribuere означает "каждому по его заслугам". Это важно при установке справедливого соотношения между действием и последствием – работой и вознаграждением, нарушением и наказанием, заслугой и поощрением. Объявляя карантин, правительство Литвы от нашего имени и во имя нас остановило работу ряда секторов. Актом воли правительство добилось желаемого – контакты между людьми сведены на нет, вирус распространяется медленнее. Но у этого акта есть и "побочные" последствия – многие люди лишились источника существования.

Люди лишились возможности работать, использовать свои руки, рабочие инструменты, собственность. Именно ограничение права на собственность ограничение прав здесь имеет решающее значение. Ведь собственность – это не только компания, здание, оборудование, но и рабочие руки, контакты, контракты. Все эти люди из-за карантина не могут пользоваться, не могут исполнять, взятые ранее обязательства. Не берусь оспаривать карантин, ведь это уже свершившийся факт, который дал ожидаемый результат: распространение вируса находится под контролем, коек в больницах достаточно, система здравоохранения может предоставить услуги всем. Ведь людей по-прежнему не обходят стороной инфаркты, инсульты, рак и аппендицит.

Люди, которые вынуждены не работать, по-своему пожертвовали своей работой и заработком – чтобы мы оставались здоровыми. Таков лейтмотив карантина. Поэтому вызывает сомнения факт, что им за это должно быть справедливо возмещено. Карантин не состоялся бы без вынужденного простоя этих людей, и об этом власти должны были думать заранее, но, к сожалению, это не попало в центр внимания. Еще хуже то, что пострадавших стали унижать разговорами о помощи, за которой они могут обращаться, о кредитах, которые они, быть может, получат. Больно слышать слова утешения, что "выживут сильнейшие". Издания полны историй о людях, которые вложили все свои сбережения и надежды в частные школы, лечебницы, кухни, и сейчас сходят с ума из-за неопределенности, а им отвечают – "выживут сильнейшие". Эта низкая этика не имеет ничего общего с логикой рынка. Люди ни в чем не повинны, они выполняли распоряжение правительства и своей жертвой способствовали успеху карантина.

Вот, мы гордимся врачами, которые своим трудом держат свод системы здравоохранения. Но в борьбе с пандемией этот свод над всеми нами держат и те, кто остановил работу. Единственное, что они могут сейчас – стоять и не двигаться, чтобы вместе с врачами удержать этот свод. Странная миссия, но и время необычное.

Поэтому если правительство, действуя от имени граждан, остановило деятельность людей, а пользу от этого получаем мы все, то по принципу справедливости мы обязаны разделить и их бремя. И цель тут отнюдь не в поддержке "домашних хозяйств", не в "базовых доходах", не в стимулировании спроса или поощрении инвестиций. Нет. Центр здесь - не экономика, а человек. И справедливость общества к нему.

Понятно, что полностью возместить и вернуть status quo невозможно. Но насколько это возможно - обязанность общества и власти компенсировать карантинный простой. Компенсация должна быть быстрой и автоматической, хотя бы с данного момента. Если у власти нет средств, можно выписать пострадавшим вексели, и с их помощью они смогут рассчитываться друг с другом, и экономическая цепочка вдохнет здоровья. На вторичном рынке предприятия смогут получить за свои вексели конкретные, необходимые в данный момент средства. Это послужит согласию, которого так не хватает.

Для восстановления согласия власть должна бы сказать и слово примирения, чтобы опасный конфликт между работниками и работодателями, учителями и родителями, публикой и организаторами концертов, арендаторами и арендодателями прекратился, чтобы люди поняли, что дело не в жадности и несправедливости другой стороны, что все они столкнулись с несправедливостью и ее надо восстанавливать не в отдельных историях, а в центральной и верхней точке.

Если аргумент справедливости неактуален, то можно обсудить другой аргумент – пользы. Если сегодня на вашу деятельность карантин не имел прямого воздействия, это необязательно надолго. Ведь то, что для одного - доходы, для другого - расходы. Все мы связаны невидимыми связями, которые вскоре начнут разрываться, и это коснется и тех, кто казалось бы от карантина далек.

Все замороженные виды деятельности объединяет одна черта. Пострадавшие – это те, кто нас каждый день кормил, воспитывал наших детей, штопал наши одежды, те, кто пел для нас, веселил и утешал. Очевидно, что после карантина не все вернутся к своей деятельности, ведь помещения и оборудование может перейти в руки кредиторов, а предприниматель может быть в таком состоянии, что спрячется в какой-нибудь деревне, начнет выращивать морковь, или разводить собак, подумывая о том, что собаки и вправду лучше людей.

Поэтому после карантина мы можем не найти тысячи привычных услуг. Десятки тысяч людей лишатся работы. Не будет столовой, где вы ежедневно обедали, кружков и школ для детей, а оборудование соседней химчистки перейдет в собственность банка. Что тогда? Власть будет трубить, что люди не получают необходимые услуги, и начнет сама открывать – внимание, за деньги налогоплательщиков – столовые, мастерские и парикмахерские. Для этого уже готовят почву – Закон о публичном администрировании меняют так, что любое госпредприятие сможет заниматься починкой чайников, предоставлять услуги маникюра, а мужчинам брить бороды. И не стоит радоваться, что вас будут стричь по 7 евро, а массаж сделают за 12 – вскоре обязательно появятся вечные спутники таких госуслуг – очереди, блат, доплата. И убытки - бюджету.

Что делать, чтобы не пришли такие мрачные времена? Наша власть платит самозанятым по 257 евро, а тем, кто не работает из-за простоя, если повезет, минимальную зарплату (607 евро). Никакие другие строчки расходов предприятий не компенсируют, а это значит, что проблемы уже коснулись и поставщиков смежных услуг. Правда, компаниям обещают кредиты, но их сначала надо получить, потом – отдать, а за неудачу придется расплатиться акциями. Между тем многие страны ЕС компенсируют людям почти всю зарплату, которой они лишились, компаниям без дополнительных просьб в течение 24 или 48 часов переводят компенсацию оборота за несколько месяцев, чтобы они могли выполнять свои обязательства перед другими, чтобы не закрылись. И еще дают легкие кредиты под госгарантию. Все это будет стоить триллионы евро.

Если кому-то кажется, что другим странам ЕС это по карману, поскольку они богаты, а Литва – нет, это неправда. У нас одна валюта – евро, эмиссию ее мы не контролируем, и бюджет значительно связан с ЕС. А это меняет возможности и последствия: мы не можем мыслить и вести себя как отдельный остров. Экономия Литвы евро не спасет, а наши люди и компании надолго окажутся в нищете. Решения ЕС позволяют компенсировать убытки не только трудящимся, но и целым секторам, позволяют властям брать кредиты, щедро выплачивать компенсации пострадавшим, перераспределять другие средства и искать решения. И все страны уже начали или вот-вот начнут это делать. "Любой ценой", – заявила президент ЕК, развязывая руки национальным властям.

За этим призывом стоит понимание, что если мы сейчас не заплатим "любую цену", то потом десять лет будем оставаться в яме и цена, которую заплатим, чтобы выбраться из нее, будет еще выше. Каждый день задержки будет стоить нам годы стагнации, безработицы, раздора и популизма. Поэтому наши власти, экономя на своих людях, уже сегодня способствуют справедливости в Германии, Дании и др. странах, но не в Литве. Они укрепляют людей, компании, конкурентоспособность экономики там, а не у нас. А инфляции придет к нам, как и в другие страны еврозоны. Действительно ли мы осознаем последствия, точно ли мы хотим такой солидарности? Когда долги стран ЕС вернут обесценившимися деньгами, или вообще спишут, мы будем сожалеть, что позволили тысячам компаний увязнуть в депрессии, десяткам тысяч людей остаться без источника к существованию.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!