Ничто не предвещало

Не было никаких видимых предпосылок к тому, что "дело "Сети", организации, судя по всему, выдуманной региональными силовиками и запрещенной судом, вызовет хоть сколько-нибудь ощутимый общественный резонанс. В течение практически всего времени процесс находился на периферии общественного внимания: о нем регулярно сообщали несколько СМИ, прежде всего, профильных (и здесь нужно отдать должное "Медиазоне"), не находя отклика за пределами среды журналистов и правозащитников.

Казалось, этим все ограничится и после приговора, и журналисты действительно были первыми, кто подписал коллективное заявление в защиту осужденных. Но, как показали последующие часы и дни, далеко не последними. Более того, забыт аргумент "свои вступаются за своих", который мы слышали во времена кейса журналиста Голунова и актера Устинова.

Удар током

Вторую неделю в защиту никому не известных леваков высказываются учителя и художники, ученые и книготорговцы, мультипликаторы и психологи. Свою песню им посвящает ветеран российской рок-музыки Константин Кинчев, а едва ли не самый далекий от политики журнал "Домашний очаг" публикует интервью с матерью одного из фигурантов. И вот уже лидер официально разрешенной оппозиционной партии Сергей Миронов спешит с заявлениями в Генпрокуратуру и Верховный суд.

Случилось что-то такое, что встряхнуло многих других, тех, кто не так уж часто демонстрирует свою гражданскую позицию или вообще предпочитает этого не делать. Возможно, это "что-то" - сам по себе зверский приговор. Ведь даже если следовать логике обвинения, если принимать во внимание только его аргументы и доказательства, то, что совершили осужденные (в общем-то, ничего) в общественном понимании никак не тянет на двузначные сроки в российской тюрьме. А если учесть и пытки, которыми, судя по всему, были выбиты признания, не говоря уж об излюбленных отечественным следствием натяжках и активной помощи, которую правосудие традиционно оказывает государственному обвинению, то приговоры бьют неподготовленного наблюдателя, словно ток от динамо-машины.

Сталинские сроки

Каждый, кто выступает в защиту фигурантов "дела "Сети" наверняка выделяет какой-то главный для себя аргумент. То ли он не согласен с фактической легализацией пыток. То ли возмущен столь откровенной фабрикацией с, возможно, подброшенными вещественными доказательствами. То ли удивлен фактическим лишением права на справедливый и состязательный процесс, хотя этим российское правосудие грешит с неприятной регулярностью. Но предположу, что спусковым крючком общественного недовольства стали абсолютно сталинские по своим размерам сроки, фигурирующие в приговорах.

Не исключено, что приговори суд этих ребят к втрое или даже хотя бы вдвое меньшим срокам, никто бы и не заметил. Как, по большому счету, не заметили "ростовского дела" - Яна Сидорова и Владислава Мордасова осудили к почти 7 годам колонии строгого режима за мирный пикет. В этом нарочито несправедливом деле, как о нем писали, был весь тот же возмутительный набор, от фабрикации материалов до пыток, однако ни профессиональные сообщества, ни рок-звезды за ребят не вступались. Да, соотношение преступления (а точнее - его отстутствия) и наказания тоже шокировало, особенно тех, кто потрудился об этом деле узнать, но все равно, 7 лет - не 18.

Движение в сторону 30-х

Стало общим местом сравнивать преследования инакомыслящих в путинской России со сталинскими репрессиями. Но "дело "Сети", как никакое другое, по всем признакам до мелочей напоминает процессы 30-х, когда за участие в выдуманных организациях сломленные пытками люди, оговаривая друг друга, отправлялись на Колыму на двузначные сроки. И это сходство не может не пугать до такой степени, что практически никто из даже самых лояльных публичных фигур не будет торопиться поддержать строгость российской Фемиды. И даже отряженные на эту роль анонимные телеграм-каналы, будут выглядеть в ней весьма жалко.

Получится ли у российского общества повлиять на судьбу осужденных по "делу "Сети", неизвестно, хотя и очевидно, что решаться этот вопрос будет совсем не в суде. Некоторые признаки того, что это, по меньшей мере, возможно, есть: Сергей Миронов по собственной воле и инициативе ни за кого просить в Генпрокуратуру и Верховный суд не пойдет. Его действия очевидно согласованы наверху, они открывают власти путь к возможности, сохраняя лицо, смягчить ситуацию в любой момент, значит, она допускает такой вариант развития событий.

Это не может не обнадеживать перед второй, "питерской" частью процесса по "делу "Сети" и на финише "дела "Нового величия", где с доказательной базой еще хуже, а история поддержки фигурантов - богаче и крепче. Но все будет зависеть только от силы общественного давления, только оно сейчас способно влиять на скорость, с которой страна движется в сторону 30-х.