Это как раз то, от чего российская журналистика в последние десятилетия тщательно избавлялась. Но, благодаря Латыниной, так и не избавилась. Сегодня Юлия по-прежнему ведет программу на радио "Эхо Москвы", пишет в "Новую газету" и изрекает парадоксальные афоризмы и мемы, которые иногда вдруг становятся реальностью.

- Как получилось, что сейчас живёшь не в России?

- Сначала дерьмом облили, а потом сказали, что не было ничего страшного. Вроде бы ясно: если обливают дерьмом, то не хотят убить. Словом, сначала на даче нас вместе с соседями облили какой-то жуткой дрянью, которая воняла. И нам показалось не совсем правильным, что эта штука воняла. К сожалению, когда «Новая газета» сделала анализ, оказалось, что там была масса всяких вредных веществ. Просто эту штуку делают из такой дряни, что она вредная. К сожалению, у мамы после этого были проблемы с легкими. Сначала облили этой штукой, пострадали кроме меня (что уже совсем было позорно) мои родители, которые не молодые люди. В соседней квартире, опять же, старики, двое детёнышей.

После этого машину сожгли. Я думаю, что, скорее всего, потому, что на нее вылили очень много этой штуки. А эта штука довольно сложная. Судя по всему, это боевое нелетальное вещество. То есть это близко не «Новичок», ничего такого страшного. Но, видимо, тоже довольно засекреченная штука. То, что машину сожгли, тоже было ничего, она копейки уже стоила. Когда меня уже не было в Москве, папа её тушил. Слава Богу, что она не взорвалась. А он её тушил выбежал, потому что иначе бы дом загорелся.

Ясно что меня не хотели убивать, меня хотели испугать. Но при этом возникли большие возможности collateral damage [сопутствующий ущерб — англ.], когда людям, которые это делали, было абсолютно наплевать и они были готовы, чтобы пострадали мои родители. Это было уже чересчур, и мы все разбежались по углам.

- А следствие что показало?

- Я не подавала заявление принципиально. Соседи наши подали. Я помню, что когда меня облили говном, то следствие написало, что не усматривает в этом никаких признаков преступлений. То есть пластиковые стаканчики бросать – это нехорошо, но если говном облить, то в этом «нет признаков преступления». Поэтому я решила не искушать судьбу, тем более, слава Богу, в наше время можно спокойно работать на удалёнке. А мне нравится шанс написать книжки, у меня бы этого не было, если бы я оставалась в Москве.

- Ситуация в Москве и России меняется в худшую сторону, или остаётся прежней?

- То, что я рассказываю, это просто детский сад по сравнению с «Новичком». Но тут было понятно, что ребята рано или поздно перейдут к убийствам.


- Убийство Немцова мы все знаем.

- Но даже с убийством Немцова было ещё ощущение, что это может быть лёгкая чеченская самодеятельность. Кстати, она усиленно подогревалась самим Кремлем. Все рассказывали, как «Путин был в ярости», как он там топал ножкой. Завели уголовное дело и даже Следственный комитет стучался в ворота дома Геремеева. Правда, когда Следственному комитету не открыли, то он уехал. Но даже по поводу Немцова оставалась еще некоторая доля неопределенности. Но было понятно, что по мере падения популярности режима его степень насилия будет возрастать. Потому что это единственное, что ему останется. Собственно, это и происходит, мы все видим. Еще лет 10 назад всё равно за Путина было большинство. Сейчас, даже судя по референдуму [по изменению Конституции РФ], это вряд ли.

- Как намного более жесткая позиция Евросоюза вместе с жесткой позицией Соединенных Штатов будет влиять на внутреннюю ситуацию в России?

- Позиция Евросоюза жестка так же, как член импотента.

- Но кое-что всё таки есть.

- Я совершенно не считаю, что какие-то другие страны должны решать за нас наши проблемы. Понятно, что за нас никто наших рук не помоет. Смешно рассказывать, что Евросоюз что-то должен. Он ничего не должен никому, кроме собственных граждан. Но ребята, тогда не свистите хотя бы. Единственное, что Евросоюз должен понимать: когда вы грозно свистите на хулигана и ничего не делаете, то это хулигана только поощряет. То есть он считает, что ему все сойдет с рук. И пока что у Путина нет никаких оснований думать, что ему что-то в принципе с рук не сойдёт.

A. Navalnas

В конце концов, что произошло после отравления Навального? Кириенко больше не будут пускать? Я думаю, он это переживет, хотя понятно, что ему очень неприятно. Кроме того, мы понимаем, что если будет надо вести переговоры с Кириенко, его всё равно пустят. По-моему, Бортников или Патрушев был у нас в Америке. Они прекрасно летали в Америку со всеми вытекающими последствиями.

- Тут такая точка зрения, что лучше говорить, чем оборвать все связи. И этим всё обосновывается.

- Эту точку зрения я слышу с 2008 года, даже раньше. Когда я спрашивала иностранных дипломатов: «ребята, вот Россия напала на Грузию». И что? Ну вот их ответ – «лучше говорить, Россия фактор европейской политики с этим надо считаться».

- И это продолжается.

- Ну если бы в свое время по поводу Грузии рявкнули, то не было бы Крыма. Если бы после Крыма были более серьезные санкции, то не было бы отравления Навального. Как там в известной истории? Они предпочли войне позор, и получили и войну, и позор. Я думаю что не только Навальный чуть-чуть разбудил Евросоюз, но я напомню, что какого-то гэрэушника поймали в Праге с рицином. Мэр то ли статую Конева снес, то ли площадь именем Немцова назвал. Вообще это сильно, если политиков, которые сносят статую Конева, будут травить.

- Ты упомянула Грузию, Украину. Но я смотрю, что в последнее время всё больше таких очагов разжигается у границы России. Один из давних замороженных конфликтов – это Нагорный Карабах. И видно, что Россия не очень хочет ввязываться в решение, хотя, вне зависимости от желания, всё равно является игроком в этой истории.

- Россия прекрасно хочет ввязываться. И Путин считает, что Пашинян – это армянский Саакашвили, который проводит реформы. Он проводит очень тихо и осторожно и как раз пытался это сделать так, чтобы не обидеть Путина. Но поскольку Кремль обижается очень легко, то Пашиняну эти реформы не простили. И когда турки и азербайджанцы захотели расправиться с Нагорным Карабахом, Путин, судя по всему, увидел в этом способ расправиться с Пашиняном руками Эрдогана. И если сейчас особо не выбирать выражений, мы же понимаем, что речь идет о надвигающемся геноциде. Потому что, если азербайджанцы захватят Нагорный Карабах, то никаких армян там не останется. Армяне либо убегут, либо будут вырезаны, в том числе потому, что сирийские боевики, которые воюют на стороне Азербайджана, они только это умеют и только этому ремеслу обучены. Не говоря уже о долгой истории армянского геноцида при турках и долгих объяснениях Азербайджана, что Ереван – это исконно азербайджанская земля.

Понятно, что Нагорный Карабах это непризнанная республика и всё такое. Но, во-первых, скажем так, она непризнанная республика именно благодаря России, которая всегда занимала очень двусмысленную позицию в этом вопросе и которой всегда хотелось на территории бывших республик иметь точки замороженного конфликта. Как казалось России, она в любой момент сможет их использовать для управления этими республиками. А в итоге нажили на свою голову, потому что я этим замороженным конфликтом воспользовалась совсем другая сила - Турция. И та самая Россия, которая рассказывает, как храбро мы боремся с исламизмом в Сирии и Ливии, в данном случае фактически отдала не только Нагорный Карабах, но и Армению Турции. Отдала то, что с царских времен являлось исконной зоной влияния. Я уже не говорю о том, что это христианская страна, и все дела, и конфликт цивилизаций. И в итоге вместо Путина арбитром в этих местах становится Эрдоган.

Очень смешно, что в Кремле, видимо, это считают очень крутой политикой. Думают, что Пашинян после разгрома в Карабахе проиграет выборы, и они таким образом сместят Пашиняна руками Эрдогана.

- А потом что?

- А потом за это будет заплачено тем, что Закавказье станет зоной влияния Турции, а не России. То есть Россия потеряет влияние так же, как она совершенно потеряла влияние на Прибалтику, в том числе благодаря политике Путина. И я думаю, что армяне этого России не простят. Армянская нация до сих пор имеет на свете осколок своего государства, осколок своих исторических земель исключительно благодаря тому, что Царская Россия спасла ее в основном от персов и частично от турков. Вернее, тех, которые были под турками, не спасли. Так что тут надо быть корректными.

То, что говорят мои знакомые армяне о России, это примерно то же, что говорили поляки о Сталине, когда Красная Армия тоже стояла недалеко от Варшавы и дожидалась, пока немцы покончат с Варшавским восстанием. Происходит абсолютно то же самое. И самое удивительное, что Кремль считает это абсолютно гениальным ходом. Путин всё время как королева Серсея. Они все время придумывают разные хитрые комбинации и забывают, что они не единственные игроки в этой Игре престолов. И тогда получается, что в результате хитроумной комбинации Пашиняна действительно не простят, он действительно проиграет выборы. Но вряд ли Россия после этого окажется любимцем у армян.

- Есть ещё одна страна, где происходит такое же охлаждение отношений наций. Это Беларусь, которая никогда не была конфликтной страной, а была спящей страной. И мы, будучи соседями, никогда не думали, что они так быстро и внезапно проснутся. Как тебе видится ситуация в Беларуси?

– Они проснулись, но ещё не встали с постели. На скамейку встали, и сняли при этом тапочки. ОМОНу очень удобно бить людей, которые снимают тапочки, когда встают на скамейку. Мирные революции хорошо удаются, только если они происходят против правителя, который не готов бить свой народ. А если это Чингисхан или Лукашеску, который готов свой и чужой народ бить, то он лишь радуется тому, как просто это делать.

Но если говорить о российской роли, то мы видим ровно ту же самую историю. Когда всё это начало происходить, для меня и для многих был самый логичный вариант: Путин, который ненавидит Лукашенко, который [Путина] многократно кидал, сейчас не будет поддерживать Лукашенко. Тот будет вынужден уйти, потому что без поддержки России не было бы поддержки силовиков. Соответственно, после этого Россия, выступившая спасителем белорусского народа, может требовать новых выборов, которые и обещала Тихановская. На этих выборах победит какой-нибудь Бабарико, то есть пророссийский кандидат, с которым даже удобнее разговаривать, чем с Лукашенко. Потому что он [Лукашенко] – только на тему «кинуть». Кинуть Путина, свой народ, лишь бы кинуть.

Но в результате Путин поддерживает этого людоеда, от которого он явно ничего не получит. Ну, может быть Газпром получит трубу и какой-нибудь Ротенберг получит кусок какого-нибудь завода. И [Путин] теряет добрую волю жителей Беларуси. Опять же, политика совершенно нерациональная. Я не говорю сейчас о моральной стороне, а только с точки зрения совершенно людоедских задач Кремля. Происходит нерациональное достижение людоедских задач.

- Происходит отталкивание этих народов от себя. Интересно, что пару дней назад российское посольство в Минске в социальных сетях объявило юбилей Муравьёва, которого мы называем "вешателем". Он подавлял восстание 1863 года и в Польше, и в Литве. Муравьёв у нас никак не в почете, но в Беларуси он был более-менее свой. Но сейчас, когда российское посольство объявило, что это знаменательная дата, на этот пост обрушились белорусы. Просто обрушились. Это знак, куда ведёт такая политика. Были два месяца мирных протестов, которое не истощаются. Они продолжаются, хоть и на довольно слабой ноте, но всё-таки.

- Васька слушает да ест. Мне кажется, что на этом протесте можно ставить точку. Это как в Хабаровске люди выходили-выходили-выходили, но они походят еще несколько месяцев и им надоест. Батька тем временем будет их кушать поодиночке.

– Ты не только журналист, но и писатель. И даже многогранный писатель: пишешь и художественную литературу, и историческую. Я жду твоей третьей книги по истории христианства. Как обстоят дела с творчеством? И с исследованием христианской истории, и с художественной литературой.

- Неплохо. Я параллельно пишу две книжки, это фэнтэзи, одна из них – повестушка. В России осталось очень мало того, что меня интересует как писателя. Ярких персонажей не осталось.

- А насчет большой исторической работы? Скоро ли будет третья книга?

– Потихонечку пишу и её. Я надеюсь, что повестушку закончу к концу этого года, а историческую работу в будущем году должна точно закончить. Если не случится ничего такого.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!