Борьбу белорусов за право выбирать власти называют беспорядками. А Александр Лукашенко говорит, что в стране не происходит ничего экстраординарного.

О его победе глава Центризбиркома Лидия Ермошина объявила уже по сути в день выборов. И начиная с 9 августа, во всех регионах Беларуси на улицы больших и малых городов ежедневно выходят люди из самых разных социальных групп.

Сотни тысяч белорусов не верят в честный подсчет голосов и требуют признать победу Светланы Тихановской. В ответ на исключительно мирный протест работает вся силовая машина государства, провоцируя насилие.

Власти сделали все, чтобы провести выборы при минимальном количестве глаз. В течение трех дней в стране блокировали интернет (потери и решение ИТ-компаний вывезти из Беларуси своих сотрудников – тема отдельного разговора) и до сих пор не все сайты негосударственных белорусских изданий открываются. Белтелеком предупреждает о проблемах в ближайшие дни. По версии Лукашенко, интернет отключали из-за рубежа, чтобы поднять волну протеста.

Вечером в пятницу, 14 августа, министр информации Луцкий как ни в чем ни бывало призвал к консолидации журналистского сообщества. И это в то время, когда именно иностранных журналистов и сотрудников белорусских негосударственных СМИ прицельно задерживали, избивали, останавливали их машины, разбивали фото и видеокамеры. Раненые есть и среди журналистов. Приехать в Беларусь многие иностранные корреспонденты так и не смогли. МИД не выдавал им аккредитации, а тех, кто приехал на свой страх и риск, выдворяли из страны.

Власти воюют с мирными гражданами на улицах. Используются спецсредства – слезоточивый газ, водометы, резиновые пули, свето-шумовые гранаты. Более 6000 задержанных. Некоторые их родственники ищут своих близких, начиная с субботы 8 августа. В больницах много раненых. Сколько точно – вряд ли получится подсчитать. Врачи говорят, что использование нелетальных боеприпасов может во многих случаях стать причиной увечья или смерти. И уже стало. Сейчас многие журналисты ведут расследование – кто эти люди, которые пытали белорусов в центрах изоляции правонарушителей. Есть предположение, что был задействован военный спецназ.

Власти делают все для эскалация насилия, но обвиняют в нем белорусов, которые требуют одного – честных выборов. Активное участие в этом принимают государственные медиа. Они ретранслируют исключительно одну точку зрения и полностью игнорируют происходящее в стране. За все время протестов не было дано слово ни одному представителю протестующих.

Александр Лукашенко, как и все годы своего президентства, заявляет, что не довольна только горстка людей, которой руководят засланные из-за границы организаторы протестов. В их числе, по версии агитпропа, и люди, имеющие прямое отношение к штабу не допущенного до участия в выборах содержащегося в СИЗО КГБ Виктора Бабарико, к которому с 7 августа не пускают адвокатов.

Государственное телевидение показывает якобы признания тех самых зачинщиков беспорядков, но все, кто сейчас выходит из СИЗО, объясняют, каким образом их выбивают.

Протестующих называют наркоманами, рецидивистами, на крайний случай нормальными вроде бы белорусами, но оболваненными зарубежными кукловодами. В пятницу, 14 августа, когда по всей стране собирались тысячные митинги и работники разных предприятий выходили в цепи солидарности, писали петиции, требования и предупреждения о забастовках, государственное телевидение продолжает рассказывать про уборку урожая и встречу Лукашенко с чиновниками по поводу развития строительной отрасли.

Власти делают вид, что не замечают протестов, надеясь, что они сойдут на нет, называя их несанкцинированными акциями.

Заместитель главы МВД, генерал-майор милиции Александр Барсуков говорит, что нет никакого насилия, тогда как люди, стоявшие под стенами изоляторов, слышали, как кричали их избиваемые родственники. Фотографии белорусов со следами избиений облетают весь мир, истории тех, кто выходит из изоляторов вызывают ужас.

«Увидела сегодня пострадавших в качестве пациентов, без шнурков и в истрёпанной одежде, но почему-то все ещё улыбающихся, с огромными гематомами по полметра - и сразу ком в горле от ужаса, что пережили эти люди. Держитесь, пожалуйста! Победа и правда за нами», пишет в Твиттере врач одной из минских больниц. И просит: «Покажите кто-нибудь этим людям количество протестующих и объясните, что той страны, президентом которой был Александр Григорьевич, уже нет».

Работники больших и малых белорусских предприятий требуют отставки Лукашенко и готовятся к общенациональной забастовке, если их не услышат. Именно протест крупных предприятий и государственных организаций может заставить власть раскрыть глаза на происходящее. Сегодня уже и рабочие требуют прозрачных выборов. Как и представители разных социальных страт белорусского общества, в своих заявлениях они указывают те же пункты: освободить политзаключенных, прекратить репрессии, наказать тех, кто отдавал преступные приказы и тех, кто их выполнял. И главное – провести честные выборы с участием всех, кто хочет на них баллотироваться.

Когда в пятницу ЦИК огласил окончательные результаты выборов, многие в Беларуси подумали, что это – последняя фатальная ошибка Лукашенко.

Но в вечернем эфире госТВ он как ни в чем ни бывало опять повторил свою версию происходящего: «Видим действующих лиц. Организаторами являются люди из-за границы. В первых рядах идут люди с криминальным прошлым…. Сегодня уже понаехали сюда из Польши, Голландии, Украины и уже с этой «Открытой России» Навального и тому подобное. Уже агрессия началась против страны».

Лукашенко посоветовал белорусам «не высовываться»: «Надо остановиться, взять голову в руки и успокоиться. И дать нам навести порядок, разобраться с теми, кто приехал сюда».

Но навести порядок – такой как прежде - получится вряд ли.

Международное сообщество уже резко отреагировало на протесты в Беларуси. И это тема отдельного разговора.

«Самым важным фактором давления на власть могут стать те формы протеста, которые невозможно долго игнорировать. В первую очередь, забастовки госпредприятий и демарши чиновников и журналистов государственных медиа», - полагает политолог Артем Шрайбман.

В таком случае, по его мнению, внутри, из тех, кто остался в системе, будет складываться коллективное давление на самый верх с тем, чтобы начинать диалог о выходе из кризиса. Но самый верх, даже начав такой диалог, будет формулировать его как диалог о смягчении ущерба, а не о новых выборах. Самым важным фактором давления на власть могут стать те формы протеста, которые невозможно долго игнорировать. В первую очередь, забастовки госпредприятий и демарши чиновников и журналистов государственных медиа.

Далее, по оценке Артема Шрайбмана, Беларусь окажется на перепутье с тремя развилками. Первая – это военное или чрезвычайное положение. Вторая - круглый стол как в конце 1980-х в Польше с выходом на новые выборы. Третья - протест выдыхается.

Первый вариант, поясняет Артем Шрайбман, выглядит соблазнительным и понятным для власти, но чреват для нее огромными рисками. Не все винтики разваливающейся системы могут оказаться надежными, и может пролиться много крови. Повышение градуса жестокости повлечет откалывание новых звеньев системы. Да и людей на заводы это вряд ли вернет.

Основное препятствие для реализации второго вариант, полагает Артем Шрайбман, позиция лично Лукашенко, для которого унизительны даже мысли о том, чтобы сесть за стол с «овцами иностранных кукловодов». А страх чиновников от того, чтобы предложить этот вариант ему, еще сильнее.

Признаков третьего варианта, констатирует Артем Шрайбман, пока не видно. Протест меняет формы, и первые успехи могут кого-то успокоить, а кого-то - наоборот приободрить и дать энтузиазм продолжать. Кроме того, на продолжение протеста будут работать теперь постоянные рассказы, фото и видео о садизме и пытках со стороны силовиков.

Версии про российское вторжение, о котором ходило так много слухов накануне выборов (включая специально разосланные спецслужбам и журналистам записи якобы очевидцев уже подписанных планов Кремля о вторжении) Артем Шрайбман пока не рассматривает. Потому что Москве придется для этого проливать слишком большую кровь в Беларуси, чтобы защищать ослабленную власть. А потом еще и держать огромную оккупационную армию, и непонятно как долго. И все это в условиях, когда 90 процентов населения против, а санкции Запада беспрецедентны. А вот услуги по примирению белорусов Россия может предложить так, как это было в 1996-м году.

Однако сейчас едва ли Москве доверяют и Лукашенко, и те, кто считает его узурпатором власти.

Протесты в Беларуси продолжаются и вечером 14 августа. Как и все ночи после выборов на улицах Минска сигналят машины и собираются стихийные цепочки солидарности.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!