Несмотря на то, что Россия, в отличие от Германии, не признаёт многих своих злодеяний, совершённых во время Второй мировой, и отрицает факт оккупации соседних государств, известный российский и американский журналист Владимир Познер виновных ищет на стороне.

Удар Советской России в спину воюющей с нацистами Польше Познер называет "игрой", а нападение СССР на Финляндию рассматривает как вынужденную меру, принятую после отказа Финляндии на территориальный обмен с Советским Союзом.

"Советский Союз совершенно не собирался ни на кого нападать", – говорит собеседник о ситуации, сложившейся в 1939 году. Он также утверждает, что в 2008 г. "не русские напали на Грузию", а президент Владимир Путин никак не связан с убийством Александра Литвиненко.

(Первую часть интервью можно прочитать здесь)

- Вы уже говорили о том, что на Западе подаётся искажённый образ Путина – как "демона, вурдалака похуже Сталина". Но разве это так? Глава Европейской Комиссии Жан Клод Юнкер очень тепло отзывался о Путине. Где уж тут ненависть, о которой вы говорите? Немецкая общественность хуже относится к Трампу, чем к Путину. Многие европейские правые водят дружбу с Путиным. Левые же правительства, хотя бы и шведы, призывают с ним и с Россией дружить. Где уж тут демонизация Путина? Скорее наоборот.

- Я делал фильмы о Скандинавии. Довольно долго был в Скандинавских странах. И если ты говоришь, что ты – из России, то это вызывает если не шок, то такое... удивление. Зашёл я в Швеции в один магазин, говорю как американец, а шведы ведь все говорят по-английски. И продавщица, женщина лет сорока пяти, спросила, из Америки ли я. Говорю – нет, не из Америки. "А откуда?" "Я – из Москвы". "Вы – русский?" "Да". "Скажите, почему вы хотите нас завоевать?" Она искренне думает, что не сегодня, так завтра Россия хочет напасть на Швецию, заодно – на Литву, Латвию, Эстонию. Откуда эти мысли? Кто это внушил?

Потом, если мне говорят – "а как же Крым?".. Ребята, надо же сравнивать сравниваемое. Какие основания так думать, бояться?

- Видимо, основания всё же есть. Хотя бы и исторические. Россия не раз оккупировала и включала в свой состав как Литву, так и Польшу (частично). Советский Союз практически подчинил, сделал своими сателлитами Венгрию, Чехословакию, Польшу, оккупировал Латвию и Эстонию. Люди в этих странах имеют основания не доверять России и опасаться того, что она опять двинется бодрым маршем на Запад.

- Ну, вы знаете, только если им это всё время будут внушать. Да, конечно, был договор 1939 года между Гитлером и Сталиным. Был к нему тайный протокол, согласно которому к Советскому Союзу отходили балтийские республики, которые тогда были независимыми, отходили и другие территории. Безусловно.

Но всё-таки давайте договоримся, что Сталин и Советский Союз – это было, но тогда всё равно надо подозревать Германию. Ведь там – Гитлер, и он завоевал и оккупировал много европейских стран. Не говоря уже о том, что отправил в газовые камеры шесть миллионов евреев. Если мы будем всё это вспоминать, то никогда не сможем договориться.

Если нам будут всё время говорить – смотрите, не забывайте, – то возникает вопрос: почему об этом не говорили, когда был Борис Ельцин? Когда был Ельцин, никто ничего этого не говорил. А как появился Путин, стали говорить. А почему?

Я знаю – почему. Потому что это связано с его речью в Мюнхене в 2007 году, когда он изложил позицию России, которая совершенно не устраивала Запад, в первую очередь – Соединённые Штаты. С этого момента стали изображать Путина, как такого... И стали говорить об опасности, исходящей угрозе. Но люди об этом ничего не знают. Точно так же, как не знают, что такое доктрина Вулфовица. А это – доктрина, которая была принята Биллом Клинтоном, в результате чего было расширение НАТО, и было принято решение не дать возникнуть России.

А ведь была и другая точка зрения. И когда она не была принята, то министр обороны США Уильям Перри подал в отставку, потому что он был не согласен. И не только он. Подавляющее большинство людей этого не читают, не знают. Вот им сказали что-то [плохое] про Путина, и они поверили.

- Вы утверждаете, что Запад пугают Путиным. А он сам разве не пугает? Кто раздавил Чечню, бомбил Грузию, занял Крым, помог оторвать от Украины Донбасс? По чьему приказу отравили Литвиненко, покушались на Скрипалей? Чья военная авиация с завидным упорством провоцирует страны НАТО опасными маневрами и вторгается в воздушное пространство этих стран? По-вашему, Путин совсем нестрашный, и им только зря пугают?

- Я этого не говорю. Я – совсем не сторонник Путина. Ни на одну секунду не являюсь апологетом Путина. И не голосую за "Единую Россию" – созданную им партию.

Из того, что вы перечислили... Кто начал военные действия в Грузии? Это не секрет, мы это знаем точно: это – человек, который рассчитывал, что в результате придут американцы и будут бомбить русских. Не русские напали на Грузию...

- Минуточку. Грузия точно не нападала на Россию, а вот Россия-то как раз напала на Грузию.

- Да, но он же рассчитывал – он сам об этом говорил, – что русские ответят, что Джон Маккейн ему обещал – "мы придём". А он ошибся. Теперь давайте посмотрим насчёт Крыма. Это довольно долгий разговор. Но я могу, если попытаться коротко, сказать следующее.

Когда страна считает, что ей грозит экзистенциальная опасность, она плюёт на международное право и делает то, что считает необходимым. Пример: когда Советский Союз стал размещать ракеты на Кубе, это была договорённость между Хрущёвым и Кастро. Они имели право об этом договориться. Две независимые страны. Но когда Соединённые Штаты об этом узнали, то президент Кеннеди сказал: "Либо вы уберёте ракеты, либо мы потопим ваши корабли". Если будет третья мировая война, значит – будет.

Почему? Потому что американцы усматривали в размещении ракет на Кубе реальную экзистенциальную угрозу. То, что на советской границе с Турцией были американские ракеты, тоже была экзистенциальная угроза для Советского Союза, который с этим ничего не мог поделать. Американцы нарушили международное право, потому что эти две страны имели право договориться.

Перевожу на ваши рельсы. Россия рассматривает НАТО не как оборонительный союз, а как агрессивный. Россия рассуждает так: НАТО был создан, чтобы противостоять Советскому Союзу. Советского Союза давно нет, Варшавского пакта тоже нет.

Почему НАТО существует? От кого он защищает? Он всё ещё считает, что это – Россия? Тогда так и скажите. Но так не говорят.

Было обещано – и есть документ, – что в случае, если Горбачёв согласится на объединение Германии и на то, что уйдёт берлинская стена, НАТО не двинется ни на один дюйм на Восток. Это – слова госсекретаря Джеймса Бейкера. Эти документы имеются. Но, как мы знаем, НАТО двинулся – и не на один дюйм. И теперь находится просто на границе.

- Не было никакого официального договора. Был только разговор Бейкерa с представителями несуществующего ныне государства о нерасширении НАТО.

- Да, я с вами согласен. Не было. И не надо было верить, не надо было соглашаться на объединение Германии без подписания такого договора. Ну, сделали ошибку.

Теперь – Украина. Украина поворачивается в сторону Запада. Не сейчас, а когда это всё началось. Можно было предположить, что, если этот поворот будет совершён, то Украина тоже станет членом НАТО. Это логика такая: уж если Румыния – член НАТО, то почему – не Украина? Это означает, что на юго-западной границе России (довольно большой границе) будут натовские войска. Это – раз.

Теперь – Крым. Севастополь. Это база российского Черноморского военно-морского флота. И будет там не русский флот, а скорее всего – американский 6-ой флот. Это рассматривается как экзистенциальная угроза. И российское руководство принимает такое решение: мы этого не допустим.

Да, конечно, это – нарушение международного права. Я вам приведу для ясности другой пример. Представьте себе Мексику, которая расположена по отношению к Соединённым Штатам примерно как Украина – по отношению к России, и представьте себе, что в Мексике – революция. Представьте себе, что к власти приходит антиамериканское правительство. И оно немножко боится Большого брата, который там – на севере.

И вот это правительство обращается к России с просьбой прислать три-четыре дивизии, чтобы они были на границе с США. Кто-нибудь думает, что Соединённые Штаты это бы допустили? Конечно – нет. Точно так же Россия не допустит, чтобы на её границе су Украиной появился НАТО. Это – из области безопасности.

- Но вы же сами недавно сказали: "Я не оправдываю Крым". Это цитата. Сейчас – оправдываете.

Я не оправдываю. Я показываю вам аргументацию. Я не оправдываю и то, что сделал Кеннеди. Но за всем этим есть логика.

- А почему Россия считает, что НАТО – это не оборонительный, а агрессивный союз? Кого за последние десятилетия оккупировал, напав, блок НАТО? Если же посмотрим на действия России, то увидим, что агрессия как раз имела место.

- Ну, Соединённые Штаты там немножечко в Ираке, в Афганистане...

- Это – другое. Но вот что касается стран, которые граничат с Россией – у них есть право и основания опасаться России?

- НАТО бомбил Сербию чуть-чуть.

- А Сербия – Хорватию, Словению, боснийских мусульман, косовских албанцев.

- Но Сербию бомбил НАТО, а не кто-либо другой.

- Защищая тех, кого истребляла Сербия.

- Но ведь ООН это не поддержала. А НАТО решил – вот так. И есть другая сторона: НАТО создан против России. И рассматривается здесь как противник.

- Но вы же сами говорили, что в девяностых и в начале двухтысячных этого не было.

- Когда Путин пришёл к власти, в двухтысячном году он официально предложил – примите Россию в НАТО.

- В своей книге Strategic Vision: America and the Crisis of Global Power Збигнев Бжежинский говорил, что это возможно.

- Но почему-то не случилось. Говорил также – примите нас в Европейский Союз. И это тоже не случилось. Я ещё раз говорю, что когда та или иная страна как-то поступает, то нужно задать себе вопрос: а зачем? Ну, не просто потому, что плохой дядя. Должны быть какие-то причины для принятия того или иного решения. И вот вы говорите – отравление. Я абсолютно не верю, что Путин к этому имеет отношение. Но ему сразу это прилепили. "Это он приказал!" Зачем? Ему это что – нужно?

- А на Донбассе, что, тоже не было российских войск?

- А сколько на Донбассе русских? Я думаю, что, если мы завтра проведём там опрос общественного мнения, то выясним, что этот район хотел бы быть частью России.

- Кто разбил ВСУ в Иловайском котле? Местные шахтёры и трактористы?

- Я в это абсолютно не верю. Но я к чему веду разговор? Превращение Путина в пугало, на мой взгляд, совершенно неоправданно. Кто-то может сказать, что оправданно, но это уже зависит от взгляда.

– Давайте попытаемся взглянуть на нынешнюю ситуацию глазами стран Балтии, Польши. Вы сами упомянули пакт Молотова–Риббентропа и секретные протоколы. Страны Балтии были оккупированы в 1940 году, и то, что с ними сделал СССР, вы, видимо, не оправдываете.

- Нисколько.

– Агрессор, с которым имелa дело Литва, раньше назывался Российской империей, принявшей самое активное участие в разделе Речи Посполитой. Затем это была Советская Россия. Сейчас государства Балтии могут считать себя наиболее защищёнными – по сравнению с межвоенным периодом.

- Да.

- То есть вы можете понять логику того, что они были заинтересованы в расширении НАТО?

- Да, абсолютно. Конечно.

- И когда страны Балтии были приняты в НАТО, этот шаг не был направлен против России, хотя многие на Западе были против их принятия в НАТО. Говорили, что этим мы разозлим Россию. Было же это?

- Да, это было, и дальше можно рассуждать о том, правильно ли сделали, что приняли, или неправильно. С точки зрения, наверное, очень многих людей, живущих в странах Балтии, это было правильно, потому что это была, как они полагают, гарантия от возможной российской агрессии. Поскольку, если ты – член НАТО, то тебя защитят другие. Так это или нет – пока, к счастью, не пришлось проверять. Но это можно понять.

А вот с точки зрения более широкого политического взгляда, я понимаю, что можно привести аргументы о том, что это было неправильно.

- Почему?

- Это привело к обострению отношений и к тому, что доверие, которое – хоть какое-то – было, полностью исчезло. А в результате того, что исчезло доверие, опасность случайной ядерной войны выросла кратно. Потому что были случаи, когда компьютеры давали ложную информацию, но, поскольку какой-то элемент доверия был, люди проверяли. Было всего десять минут на проверку и решение: отвечать или не отвечать. А сегодня, я думаю, если компьютеры дадут сбой, проверять не будут. Ответят сразу.

- Был момент доверия между Литвой и Россией в 1920 году, когда страны подписали договор. Чем это кончилось? Ультиматумом, введением советских войск и оккупацией Литвы. Вот к чему привело доверие к России.

- Я абсолютно не оправдываю Советский Союз. Если мы будем говорить, что Советский Союз – это сегодняшняя Россия, тогда не о чем говорить.

- Владимир Владимирович, но вы ведь сам недавно говорили, что в России у власти сейчас – советские люди. Позвольте, я вас процитирую: "Одна из главных проблем – это то, что страна по-прежнему управляется советскими людьми".

- В Германии есть немало профашистских людей, которые тоже у власти. А между прочим, в Латвии – эсэсовский парад раз в году. И никто ничего не говорит. Потому что они якобы герои, боровшиеся с советскими агрессорами. Если станем искать такого рода рассуждения, то никогда ни о чём не договоримся.

- А как вы думаете, Путин может решиться на агрессию в отношении стран Балтии? Ради народной любви, повышения рейтинга, проверяя на прочность блок НАТО?

- Абсолютно – нет. Я считаю, что Путин – человек в высокой степени логичный, в высокой степени – рассчитывающий то, что он делает. Ради того, чтобы получить народную любовь, идти на возможную Третью мировую войну? Ну, он же не идиот.

- Безусловно.

- Я считаю, что нет ни малейшей опасности агрессии со стороны России против стран Балтии. Никакой.

- Если говорить про политику стран Балтии в отношении России, то что, на ваш взгляд, с ней не так?

- Во-первых, я недостаточно её знаю. Но мне кажется, что она – очень антирусская. Говорю о том, что я слышал и видел. Играющая на тех чувствах, о которых мы говорили. Чего этим хотят добиться – я не понимаю. Вот – какой смысл? Чтобы что? Чтобы боялись, не доверяли? Понятно, что страны Балтии не нападут на Россию. Таких планов нет. Тогда зачем всё время заводить? Какой смысл? Я этого не понимаю.

- Бжезинский в книге World Out of Control говорит о том, что Германия отличается от России – тогда ещё России Ельцина, не Путина – тем, что признала свои ошибки, преступления времён Второй мировой. Россия же – нет. И сейчас мы видим в России возрождающийся культ Сталина...

- А Литва признала свои ошибки в уничтожении евреев?

- Да.

- А Ванагайте не дали даже жить в Литве в результате того, что она сказала и писала. А Латвия извинилась за это? Но я вам скажу одно: Германия – да. Но Германию оккупировали. Германия-то проиграла войну, а не выиграла. Был Нюрнбергский процесс.

- Вы сами обозначили моральную проблему: победителей не судят, так? Будь они хоть исчадиями ада, сталинскими убийцами. Не судят, ибо – победители?

- Как Бжезинский может это сравнивать? Он же прекрасно понимает, что, если бы Германия выиграла, то никогда бы она ничего не признала. Поэтому говорить о том, что она в этом отличается от России... О чём речь? Конечно, отличается.

- Такая же, как Германия, Россия отличалась от неё тем, что победила?

- Я совершенно согласен с тем, что Россия должна была бы раскаяться. И должен был бы быть такой суд – уже заочный – над Сталиным и сталинским временем и тем, что было сотворено. Но я не знаю ни одной страны, которая бы так поступила по отношению... Вот Япония так не поступила. Хотя там чего наделали – будь здоров. И многие не любят оглядываться назад – на свои, мягко говоря, ошибки.

- Россия отрицает сам факт оккупации государств Балтии в 1940 году. Вы можете себе представить, чтобы нынешняя Германия отрицала факт оккупации Франции или Холокост? Но вот Россия говорит – мы, мол, ваши освободители. Как бы вы, будучи литовцем, относились к такого рода "освободителям"? Сославшим в лагеря и уничтожившим сотни тысяч "освобождённых" людей, потопившим в крови партизанское сопротивление?

- Мы знаем, что было довольно большое количество и литовцев, и латышей, и эстонцев, которые были сторонниками советской власти. И вы знаете, что в 1918 и 1919 годах по этому поводу были довольно кровавые столкновения в этих странах.

- Были столкновения не столько с местными сторонниками советской власти, сколько с частями наступавшей Красной армии. Ну, а красные латышские стрелки – бывшие её частью – действовали и на территории России, было дело.

- Тем не менее, я ведь неоднократно приезжал в Литву как журналист и ездил по стране, разговаривал со многими людьми. И всё было неоднозначно. Это во-первых. Во-вторых, насчёт оккупации. Слово-то сложное. Потому что не было объявления войны со стороны России. Можно сказать, что она оккупировала Польшу, Чехию, хотя эти страны не стали частью СССР. Я понимаю, что Путин не хочет признавать это определение. Я понимаю его трудности. Сказал ли бы я, что это – оккупация? Ну, не знаю.

Вот, была немецкая оккупация этих же стран или Польши? Была. Была ли советская? Чёрт его знает. Будь моя воля, я бы скорее с этим согласился или, по крайней мере, резко осудил подписание вот этих протоколов. Которые, собственно, к этому привели. Я бы это сделал. И я понимаю неприятие и возмущение тем, что российское руководство не желает признавать, что, по сути дела, то, что произошло, это была оккупация. Не желает это признать.

- А это, в свою очередь, приводит к тому отношению к России, которое мы имеем в Литве и других странах Балтии.

- Не уверен, что это приводит. Мне кажется, что это – результат определённой политики, а вовсе не, скажем так, исторической памяти.

- В нынешней России, как и в СССР, утверждается, что Вторую мировую войну развязала Германия. Но был же пакт Молотова-Риббентропа с секретными протоколами, которые вы осуждаете, был раздел территорий, был удар в спину воюющей с нацистами Польше, который нанёс Советский Союз в сентябре 1939-ого? Так может всё-таки следует называть вещи своими именами и считать инициаторами Второй мировой оба государства – и Германию, и СССР?

- Думаю, что нет. Думаю, что этот пакт, равно как и тайные протоколы, была игра. Это был покер. Обе стороны пытались обмануть друг друга, оттянуть время (особенно старалась это сделать советская сторона), сделать вид, что всё – очень хорошо. Хотя обе стороны понимали, что кончится всё это дело столкновением между ними. Инициатором военных действий, безусловно, была Германия. Советский Союз, при всей моей нелюбви к этой стране, абсолютно не собирался нападать на Европу.

- Но напал же на Польшу совместно с Германией.

- Это была та самая игра. Не СССР начал. Немцы напали на Польшу 1 сентября 1939 года. Советские войска вошли через 17 дней.

- Не вошли, а напали, и остатки польской армии на востоке страны сопротивлялись.

- Говоря о том, каким образом они вошли – да, конечно. Более того, есть документальные архивные съёмки, где на трибуне вместе стоят немецкие и советские офицеры, а мимо них идёт совместный парад. Безусловно, это всё было. Но для меня это была игра – как бы оттянуть это дело и подготовиться. Да, если надо войти в Польшу, мы войдём в Польшу. И конечно, убийство 25 000 или 27 000 польских офицеров в Катыни – это преступление страшнейшее. Я ни на секунду не стал бы это оправдывать. Но сказать, что они совместно развязали войну, – нет, с этим я не согласен.

- В таком случае мне не совсем понятна ваша логика. Обе страны в конце августа договариваются о разделе Польши, обе страны в сентябре на неё нападают и оккупируют, в итоге начинается Вторая мировая война. Почему тогда агрессором должна считаться лишь Германия?

- Я не согласен с вами. Если бы Советский Союз не вошёл на польскую территорию, то вся Польша была бы занята немцами. Для СССР нужно было подальше отодвинуть границу. Это совершенно очевидно.

- Тогда можно утверждать и обратное – если бы немцы не вошли на территорию Польши, то её заняли бы советские войска. Советский Союз давно готовился к тому, чтобы нести счастье советской власти в Европу.

- Он к этому был совершенно не готов, как показало начало войны.

- Не готов к обороне, но готов к нападению. Об этом говорится в трудах историков.

- Есть разные историки. Советский Союз совершенно не собирался ни на кого нападать. И более того – были приложены всяческие усилия, и это документировано...

- Но как же СССР не собирался ни на кого нападать, если в 1939 году напал на Финляндию и оттяпал кусок этого государства?

- Нет, подождите, вы знаете эту историю – дословно? Вы знаете, что Советский Союз предложил финнам большую территорию только для того, чтобы они отошли непосредственно от Питера? Вы знаете, что Маннергейм был согласен с этим? Считал, что так и надо сделать, но не может, потому что народ возмутится? Это надо знать конкретно. Я был в Финляндии, долго об этом говорил. Есть все данные. Советский Союз предложил часть своей территории – гораздо большую.

- Советский Союз предложил Литве Вильнюс. И чем это кончилось? Оккупацией всей Литвы.

- Вы говорите насчёт финской войны, я вам рассказываю. Всюду есть свои истории. Я, как журналист, требую объективности и знания предмета, а не того, чтобы руководствовались неприятием или сказками бабушки. В отношении Литвы – всё, безусловно, так, но это не значит, что Советский Союз развязал эту войну.

СССР довольно долго пытался сколотить антигитлеровский англо-франко-советский блок. И ни англичане, ни французы этого не хотели. Почему? Потому что надеялись, что Гитлер нападёт на Советский Союз и уничтожит его.

Когда он напал, Гарри Трумэн, который тогда был сенатором, потом стал вице-президентом, а потом – президентом, сказал: "Если будут побеждать немцы, надо помогать русским, а если будут побеждать русские, надо помогать немцам. Надо, чтобы они поубивали друг друга как можно больше". Вот таким было отношение к Советскому Союзу.

И ведь именно Советский Союз уничтожил Гитлера, а не кто-нибудь другой. Я против Сталина выступаю столько, что меня даже к суду привлекали по этому поводу. Но объективно это – так. И Советский Союз потерял почти 30 миллионов человек. Об этом тоже, наверное, не надо забывать.

Post scriptum:

1. В интервью прозвучала неполная цитата Трумэна. В конце предложения Трумэн говорит, что не допустил бы победу Гитлера, а не Сталина: If we see that Germany is winning we ought to help Russia and if Russia is winning we ought to help Germany, and that way let them kill as many as possible, although I don't want to see Hitler victorious under any circumstances".

2. В. Познер говорит, что Гитлера уничтожил СССР, но это сделали общими усилиями союзники.

3. В. Познер утверждает, что во время Карибского кризиса "американцы нарушили международное право". Американцы не нарушали международного права: сравнение военно-политического противостояния двух держав во время Карибского кризиса и аннексия Крыма Россией, которая как раз была нарушением международного права, допустимо с идеологической, но не с юридической позиции.

4. В.Познер говорит: "То, что на советской границе с Турцией были американские ракеты, тоже была экзистенциальная угроза для Советского Союза, который с этим ничего не мог поделать. Американцы нарушили международное право, потому что эти две страны имели право договориться". А на самом деле, в соответствии с секретным соглашением США и СССР американцы обязались убрать из Турции ракеты большой дальности, что они и сделали до сентября 1963 года. "Khrushchev extracted an agreement from Kennedy to remove U.S. missiles in Turkey that were pointed at Soviet targets – in effect a betrayal of America's NATO allies” (Crozier B. The Rise and Fall of the Soviet Empire, Forum, 1999, p. 215). Следовательно, Советский Союз не то что "ничего не мог сделать”, как утверждает В. Познер, а сделал так, чтобы американцы предали своих же союзников.

5. В. Познер уверяет, что СССР был не готов к советизации Европы и что "Советский Союз не собирался ни на кого нападать". Но архивные данные свидетельствуют о другом:

a) Сталин, 1925 г.: "Нет сомнений, что война в Европе начнется, и они обязательно схлестнутся между собой (…) Нам придется выступить, но выступить последними – и мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашу весов". (Сталин И. В. Собрание сочинений в 13 томах. М.: Политиздат, 1946–1951 Том 7, с. 72.)

б) 19 августа 1939 г. в речи на Политбюро ЦК КПСС Сталин детализировал план советизации Европы, выразив надежду на то, что война Германии с Францией и Великобританией их ослабит, а СССР этим воспользуется. Сталин в своей речи тогда открыто заявил о будущей советской Германии и советской Франции.(Crozier B. The Rise and Fall of the Soviet Empire, Forum, 1999, p. 519–521.)

в) Вывод книги, написанной бывшим генералом Красной Армии Олегом Сариным и полковником Львом Дворецким The Alien Wars: The Soviet Union’s Aggressions against the World, 1919 to 1989, основанной на данных, полученных из секретных архивов Компартии, находящихся в Москве: "The Communist dictator had … plans for the future connected with dominating Europe with the help of Hitler’s war machine and then later eliminating Germany as a rival for total hegemony over the continent".