7 августа, когда обыски еще продолжались, Следственный комитет сообщил о возбуждении уголовного дела «о несанкционированном доступе к компьютерной информации» по обращению государственного информационного агентства БелТА. Его представители заявили «о сбоях при осуществлении доступов к платной подписке услуг». По информации СК, на протяжении 2017 и 2018 годов было совершено 15 тысяч «несанкционированных подключений к информации, хранящейся в компьютерной системе БелТА», что нанесло агентству «существенный вред» и «подорвало его репутацию».

По словам Юрия Зиссера, основателя крупнейшего информационного интернет-издания в Беларуси, в несанкционированном доступе к компьютерной информации обвинили не TUT.BY и «БелаПАН», а конкретных сотрудников СМИ: Марину Золотову, Анну Калтыгину и Татьяну Коровенкову. Именно их имена упоминаются в сообщении СК.

Директор БелТА Ирина Акулович в интервью независимой белорусской газете «Наша Нива» заявила, что журналисты занимались «грабежом», а именно пользовались платной подпиской агентства, заходя на сайт с чужими аккаунтами и паролями

Обыск в офисе TUT.by
Foto: Tut.by

Покупать платную подписку на государственное агентство не имеет никакого смысла

Заместитель главного редактора TUT.BY Ольга Лойко рассказала «Медузе», что ни она, ни другие редакторы никогда не пользовались платной подпиской на БелТА, потому что всю необходимую информацию агентство выкладывает в открытый доступ на сайт. «Есть агентства, на которые мы подписаны: это „БелаПАН“, Reuters, мы покупаем их новости», — добавила Лойко. По ее словам, используя материалы БелТА, она и ее коллеги всегда ставили гиперссылку на сайт агентства.

Основатель портала Юрий Зиссер добавляет, что экономить на подписке БелТА не было бы смысла. «Она стоит всего 612 белорусских рублей (около 20 тысяч российских рублей) в месяц [на всю редакцию]. Но вся информация и так открыта, в чем смысл — я не понимаю», — сказал он.

По словам анонимной сотрудницы БелТА, которые приводит «Радио Свобода», отличие платного доступа от бесплатного заключается в том, что в первом случае информация поступает на 15 минут быстрее, там есть более удобный рубрикатор, информация подается «глубже». Также специально для подписчиков составляются анонсы дня и недели, а также тематические календари.

Не было подписки на БелТА и у «БелаПАН». «Если мы размещали информацию БелТА, то делали это с гиперссылкой. Так что обвинять нас в том, что мы пытались какую-то корысть извлечь, смешно», — объяснила Левшина.

По ее словам, СМИ в Беларуси находятся в неравных условиях: информация, касающаяся работы президента и правительства, есть только у ограниченного набора агентств и изданий, допущенных в президентский или правительственный пул. Лойко из TUT.BY согласна с коллегой — она называет эту ситуацию «монополией на официоз».

По словам журналиста Игоря Ильяша (он работает на польском спутниковом телеканале «Белсат», вещающем на территорию Беларуси), «подписку на БелТА приобретают только государственные СМИ, потому что они обязаны это делать».

«Это целенаправленная политика ограничения информационного поля в Беларуси с тем, чтобы держать белорусских граждан в атмосфере страха, неопределенности и дезинформации», — отмечает Алесь Беляцкий, руководитель закрытого белорусскими властями правозащитного центра «Вясна».

Обыск в офисе TUT.by
Foto: Tut.by

Аресты и обыски связывают с очередной зачисткой информационного поля в Беларуси

Главный редактор «БелаПАН» Ирина Левшина говорит, что власти используют в своих целях БелТА, «чтобы максимально затруднить работу негосударственных СМИ». «Это просто повод придраться к крупнейшему негосударственному новостному порталу. Не знаю, как сотрудники БелТА будут сейчас смотреть коллегам в глаза, — рассуждает Левшина. — При этом понимаю, что, скорее всего, это исходит не от них — в Беларуси ведь приближаются президентские выборы».

Обыски прошли и в Гродненской области — в доме у журналистки, международного обозревателя «БелаПАН» Татьяны Коровенковой. «Она была в отпуске в деревне с мамой. Сейчас их везут в Минск, чтобы провести обыск еще и в квартире, а потом отвезти на допрос в следственный комитет», — рассказала Левшина.

«Такие проявления в стране происходят то более остро, то менее остро, но от них власти не отступали никогда. Этот процесс идет фактически все последние 25 лет. Мы хорошо помним, как прессовали журналистов и в 1990-х, и в начале 2000-х», — говорит Алесь Беляцкий.

Обыск в офисе TUT.by
Foto: Tut.by

По словам Игоря Ильяша, в серьезность обвинений в адрес журналисток никто не верит — в профессиональной среде происходящее воспринимают как «зачистку информационного пространства, уничтожение последних независимых белорусских СМИ». «Моя гипотеза: делается это с расчетом на досрочные президентские выборы в 2019 году (возможность проведения выборов в следующем году ранее допускал ЦИК, хотя по календарю они должны состояться в 2020-м — прим. „Медузы“)», — предполагает журналист. Он думает, что журналистов отпустят, но уголовное дело в их отношении останется открытым — и таким образом они будут находиться «фактически в качестве заложников, чтобы СМИ правильно себя вели в ходе предвыборной кампании».

В третьем белорусском СМИ — редакции книжных изданий и журналов академии наук «Белорусская наука» — сообщили, что следователи пришли с обыском в газету «Навука», а остальные издания работают в штатном режиме. Главный редактор «Белорусской науки» Сергей Дубовик сказал, что он «живой, на свободе».

Вечером 7 августа Ольга Лойко сообщила, что к задержанным сотрудникам TUT.BY не пускают адвокатов, навязывая им государственных защитников.

В белорусском МИД заявили, что ситуация с обысками и задержаниями журналистов «никоим образом не лежит в политической плоскости».