"Настоящая журналистика в России – профессия достаточно опасная, как и настоящая адвокатура. Кроме того, что оба они были профессионалами своего дела, оба к тому же были участниками общественного движения. В этом их отличие и весь символизм их убийства", – полагает близкий друг С.Маркелова, общественный активист Влад Тупикин.

Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова шли с пресс-конференции в Московском независимом центре. Само убийство произошло метрах в 150 от станции метро. От того места до Кремля – полкилометра. Убийство произошло днем на многолюдной улице, на Пречистенке. Стрелявший был хорошо подготовлен, стрелял из пистолета с глушителем в голову сзади. Первым погиб Станислав, Настя пыталась сопротивляться. Скорее всего, она пыталась удержать убийцу и получила свои пули, а через несколько часов скончалась в больнице.

- Некоторые называют журналистку «Новой газеты» Анастасию Бабурову случайной жертвой?

- Конечно, журналистка могла пойти на другую пресс-конференцию, но она не была случайной жертвой, а была представителем молодежной антифашисткой среды. Имела четко выраженные анархические убеждения, проверяла их и всегда была на передовых линиях, где происходит нарушение социальных и гражданских прав населения, локальных горячих точках Москвы, т.е. незаконных застройках, незаконных выселениях из общежитий. В общем, девушка была не из робких, и всегда ходила по краю…

Настоящая журналистика в России – профессия достаточно опасная, как и настоящая адвокатура. Кроме того, оба они были профессионалами своего дела, участниками общественного движения. В этом их отличие и весь символизм их убийства.

"Маркелов был одним из немногих политически ангажированных адвокатов. Он был левым адвокатом, защищал левых общественных активистов сознательно. в странах "старого" Запада таких много, а в России почти один Маркелов и был. Он защищал левых активистов, экологов, антифашистов, людей избитых милицией, чеченцев, убитых федералами или похищенных ими.

В последние месяцы жизни он вел дела против «кадыровцев» и против Кадырова, поэтому один из главных мотивов убийства – это Чечня. Буданов здесь одна из маргинальных версий. Он отсидел, вышел, и ему не было совершенно никакого резона садиться обратно. Поэтому, с моей точки зрения, говоря о чеченском следе, нужно говорить не о «будановской» федеральной версии, а, скорее всего, о версии связанной с тем, что Маркелов в целом мешал кадыровскому режиму, мешал говорить о нормализации жизни в этой республике, что в Чечне все хорошо, что права человека там не нарушаются.

- Кроме «кадыровцев», кому еще мешал Маркелов своей профессиональной деятельностью?

- Маркелов защищал антифашистов. годаИзвестное дело Александра Рюхина убитого нацистами на улице весной 2006 года, тогда только половина напавшей на него банды из 6 человек была обнаружена сотрудниками милиции. Другие трое находились в бегах.

И одним из них был Никита Тихонов, которому правоохранительные органы предъявили обвинение в убийстве Маркелова и Бабуровой в ноябре месяце. Тогда задержали его и его гражданскую жену Евгению Хасис. Тихонов первоначально, как сообщалось в СМИ, дал признательные показания, Хасис не признавалась.

Впоследствии на одном из судов по продлению его ареста Тихонов отказался от данных показаний, ссылаясь на то, что его избивали и под пыткой он дал показания. Так это или нет – судить трудно. Трудно судить также насколько следствие обладает объективно-доказательной базой. Следствие держит это в секрете. Я думаю, что нацистский след – вполне возможная версия. В первом его (Тихонова –DELFI) признании, которое он опроверг, убийство было совершено по мотивам личной неприязни, потому что он был одним из убийц антифашиста Рюхина, на поисках которых настаивал Маркелов.

- То есть нацистский след – основной?

- Для тех, кто следит за ситуацией, очевидно, что ссылка на мотив личной мести - это попытка снизить тяжесть вины. Потому что скорее всего это было преступление по причине идеологической ненависти. И таких преступлений в России происходит много. Эксперты центра «Сова», неправительственной, некоммерческой организации, занимаются мониторингом таких процессов. В 2008 году убийств на национальной и расовой почве было насчитано 109. В 2009 году, по предварительным данным – 60 таких убийств. Речь идет об иностранцах, людях из стран Азии, Африки, с Кавказа.

Маркелов и Бабурова были не единственными активистами, кто был убит в 2009 году. В июле был изрезан ножами и забит насмерть антифашист Илья Джипаридзе, в ноябре выстрелом сзади в голову был убит антифашист Иван Хуторской. Он был одним из лидеров молодых антифашистов.

- По-твоему, СМИ уделяют это проблеме достаточно внимания?

- Естественно об этом пишут сетевые ресурсы, малодоступные для основного населения страны. Телевидение вообще избегает какой-либо объективной оценки происходящего в стране. Были сюжеты об убийстве Маркелова, были сюжеты о поимке предполагаемых убийц в начале ноября, потому что надо было отчитаться (чиновникам – DELFI). Но, в целом, тема нацистского террора, что жертвами являются не только известные люди, а десятки обычных никому неизвестных людей, не находит своего отражения в крупных медиа.

- Власть делает какие-то шаги к тому, чтобы жить было безопаснее, не бояться быть убитым за свой цвет кожи, убеждения?

- За последние года полтора можно отметить усиление борьбы правоохранительных органов с нацистским террором. "Было обезврежено несколько банд, к примеру, банда Рыно, их первоначально обвиняли примерно в 40 убийствах, но на суд были представлены доказательства по куда меньшему числу эпизодов. Они получили сроки заключения. Год назад была обезврежена банда NS/WP, участников которой обвиняют в проведении взрывов путей на железной дороге, во взрыве церкви на окраине Москвы, в нападениях на людей и убийствах. Были обезврежены банды членов "Национал-социалистического общества" и т.д.

- Видишь ли ты сейчас фигуру, подобную Станиславу Маркелову?

- Нет. Увы, можно сказать, что никто не встал на замену. Конечно, некоторые вещи подхватывают другие адвокаты, но по активности и внутренней мотивировке заниматься социальными и политическими делам, конечно, другого такого адвоката пока не нашлось.

- Сегодня в Москве должно пройти шествие памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Власти разрешили его провести?

- Шествие не разрешено до сих пор. Разрешено стоять в начальном пункте сбора и в конечном пункте сбора. Само шествие находится под угрозой. Достигнута устная договоренность с властями, что люди пройдут с одного места на другое. Но насколько это будет выполнено – непонятно. В столице независимые демонстрации неразрешены. Митинговать пока можно, но часто по надуманным предлогам запрещают и это. Демонстрации, почему-то вызывают особую оторопь у властей. Их разрешают проводить либо прокремлевским силам, либо националистам 4-го ноября, в день нового национального праздника России, который нацисты и националисты фактически приватизировали.

P.S.

Разговор с Владом Тупикиным происходил за несколько часов до начала пикета памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Чем  закончился пикет-шествие наблюдайте сами: