Таковы данные представленного 10 января в здании президентского дворца исследования Вильнюсского офиса Международной организации миграции (МОМ). Целью исследования было выяснить, как мэрии оценивают проблему эмиграции и готовы ли принимать тех, кто уехал.

Глава Вильнюсского офиса МОМ Аудра Сипавичене заметила, что в последнее время виден определенный рост иммиграции: за 11 месяцев прошлого года вернулись 16 600 человек – на 2000 больше, чем в 2016 г.

В исследовании принимали участие главы 44 мэрий (всего из 60), 13 вернувшихся эмигрантов, а также провели опрос общественного мнения. 59% мэрий считают эмиграцию большой проблемой. Однако регионы страдают не только от эмиграции, но и внутренней миграции.

Сипавичене заметила, что большая часть факторов эмиграции и возвращения эмигрантов находится за пределами компетентности мэрий.

"По данным исследования, мэрии считают, что их борьба за эмигрантов проиграна, поскольку предлагаемые ими возможности часто не оправдывают надежды возвращающихся. Чаще всего это связано с недостатком возможностей, низкими зарплатами и тем, что не все в воле мэрии", – сказала Сипавичене.

Несмотря на то, что многие мэрии могут предложить работу как неквалифицированным работникам, так и специалистам разных сфер, предлагаемая зарплата составляет всего 450-700 евро. В плане зарплат они не могут конкурировать не только с заграницей, но и с крупными городами Литвы. Правда, тем специалистам, которых очень не хватает, предлагают и зарплату в 1000 евро плюс ведомственное жилье.

По этой причине 59% мэрий больше ориентируются на сохранении тех, кто остался, а 21% пытается вернуть эмигрантов, но чаще из крупных городов Литвы, а не из заграницы.

Всего у 15 из 44 мэрий располагает механизмом поддержания контактов с эмигрантами. Чаще всего - это сайт мэрии. Ни у одной из мэрий нет конкретного плана на случай возвращения большого числа эмигрантов. Половина мэрий не представляет, каковы потребности возвращающихся эмигрантов.

Сипавичене обратила внимание на парадокс реэмиграции - человек может интегрироваться за границей (привести в порядок документы, найти работу, жилье), а в Литве – не может этого. Это происходит от того, что за границей соотечественникам помогают другие эмигранты, там люди более мобилизованы, чувствуют ответственность за себя. Вернувшись в Литву, появляется чувство, что Литва уже должна им только за то, что они вернулись и все бюрократические препоны рассматривают "сквозь увеличительное стекло".

Сипавичене рекомендует оказывать эмигрантам больше помощи в тех сферах, которые находятся в сфере компетентности мэрий. Призывает предавать огласке истории успеха. Она считает, что можно вернуть эмигрантов и в небольшие города.

"Иногда, когда я езжу по Литве, часть мэров спрашивает, что и когда центральная власть даст и сделает, но опыт и примеры показывают, что все начинается с низов, с тех услуг, которые ближе всего к человеку", – сказала журналистам перед встречей с мэрами президент Литвы Даля Грибаускайте.

Она упоминала о положительных примерах в Таураге и Алитусе, но сказала, что есть такие мэрии, которые ничего не знают и ничего не хотят делать. По словам президента, каждый второй эмигрант из Литвы хотел бы вернуться домой, но нужно и желание видеть их здесь.

"Это надо доказать делами, а в первую очередь все зависит от мэрии. Внизу, на уровне мэрии, есть возможность и предоставить жилье, и разные услуги, например, интеграция детей, вопрос детских садов, образования, во многом это вопросы мэрий, порой это очень важно", – сказала президент.

"Иногда все решает не зарплата, а самочувствие, именно возможности интеграции, как их примут, даже то, как бюрократ общается с вернувшимся человеком – формально, отталкивающе или с сочувствием с желанием помочь", – сказала Грибаускайте.