Число иностранцев, получивших постоянный или временный вид на жительство в трехмиллионной Литве, невелико. Оно составляет около одного процента от общего числа жителей. Самой крупной группой иностранцев, имеющих такой статус, остаются россияне. Хотя в последние годы прослеживается тенденция уменьшения их числа. Так, в 2017 году на территории Литвы проживало 8 347 россиян по сравнению с 10 289 в 2014 году, рассказала эксперт из департамента статистики Литвы Бируте Столите.

Второе место занимают украинцы - 2 505 человек (1 662 в 2014 году), опередившие белорусов (886 человек в 2017 году по сравнению с 2 302 в 2014). Статистика по другим странам выглядит следующим образом: в 2017 году в Литве со статусом лиц, имеющих постоянный или временный вид на жительство, находилось 556 жителей Германии, 1381 граждан Польши и 4 288 тысяч граждан других государств.

Как складывается в Литве жизнь эмигрантов, приехавших сюда в поиске лучшей жизни, легко ли им удалось адаптироваться к новым условиям, как они нашли свое место в обществе, с какими проблемами сталкиваются - выясняла DW. Правда,наши собеседники оказались людьми скромными и не захотели фотографироваться.

История домохозяйки

Ольга Белова, голубоглазая тридцатилетняя шатенка, с которой побеседовал корреспондент DW, переехала жить в Литву из России вместе с мужем и детьми два с половиной года назад. Ее семья поселилась в Вильнюсе. До этого они часто приезжали отдыхать сюда летом. Летний отдых понравился настолько, что семья Ольги задумалась о переезде, правда переехать жить и работать в Литву решили тогда, когда мужу здесь предложили хорошую работу.

По словам Ольги, после переезда в Вильнюс возникли сложности с выбором школы для детей. Пришлось выбирать, или школа, в которой ведется обучение на русском языке, или там, где дети учатся на литовском, или искать альтернативу. Надежды на то, что ребенку из семьи иностранцев предоставят какую-то адаптационную программу, оказались несбыточными. "Мы наивно полагали, что ребенок идет в школу, чтобы учитель научил литовскому, а на самом деле учительница считала, что дети в той или иной мере должны уже что-то знать. Она никак не помогла нашему ребенку, хотя я к ней приходила объяснить нашу ситуацию“, - вспоминает Ольга. Не лучшим делом обстояла ситуация с методикой изучения литовского языка, по которой на каждый урок дети должны были заучивать по 20 слов.

Все закончилось тем, что на семейном совете было принято решение направить сына в частную школу, где обучение ведется на французском. По словам Ольги, преимущество частной французской школы в том, что педагоги используют более современную методику обучения, чем их коллеги в государственных, русско- и литовскоязычных школах.

В России Ольга работала аналитиком в области IT, сейчас женщина пока сидит дома, занимается воспитанием детей: годовалой дочки и старшего сына. С адаптацией у семьи трудностей, по словам собеседницы DW, не было, потому что в Вильнюсе русский язык, в той или иной мере, понимают практически все.

Специалист-нефтяник

Сергей Златкевич, который словно застыл в неопределенном возрастном промежутке от тридцати до сорока лет, крепко сбитый, бородатый мужчина вместе с женой, сыном и дочкой из России в Литву приехал три с половиной года назад. По его словам, в страну он попал после того, как через одну из социальных сетей на него вышел рекрутер из литовской компании. И в России, и сейчас в Литве Сергей трудится в своей профессиональной сфере – занимается консалтингом в области добычи нефти. "Больших проблем при переезде у нас не было, разве что пришлось долго искать квартиру, так как рынок аренды в Клайпеде, где мы поселились, довольно скромный", - рассказал собеседник DW.

По работе Златкевич общается в основном на английском языке, в неформальной обстановке - на родном русском. Дети Сергея посещают русскую школу. "Старшая дочь психологически тяжело переносит смены школ, так что даже не стали рисковать отдавать ее в литовскую. Младшего в литовскую не взяли, т.к. он не посещал детский сад и нулевое знание языка", - объясняет Сергей.

Основной проблемой Златкевич называет, то что согласно литовскому миграционному законодательству, его жене, приехавшей по программе воссоединения семьи, невозможно сделать медицинскую страховку, если она не работает. Нельзя даже самостоятельно делать взносы за ту же страховку. С детьми, по его словам, такой проблемы нет, они автоматически страхуются государством.

Беженка из Донецка

Жительница Украины Инга Швендих в Литве с 2015 года, сюда она попала, спасаясь из охваченного войной Донбасса. Хрупкая женщина с выразительными глазами волнуется, когда вспоминает свою прежнюю жизнь на Украине, но соглашается рассказать DW свою историю. В Донецке она была совладельцем частной компании, управлявшей деятельностью ряда аптек в городе. В условиях смутного времени владельцы компании приняли решение закрыть свой бизнес и продать его, не дожидаясь национализации властями самопровозглашенной "ДНР".

"В Литву я приехала в качестве туриста, в данный момент у меня литовская национальная виза без права на работу, поэтому все расходы за мое и дочкино проживание здесь легли на плечи мужа, который работает в военно-гражданской администрации Донецкой области на контролируемой Украиной территории", - рассказала Инга.

В Литве она трудится в качестве волонтера в украинско-литовском обществе "Путь к мечте", сотрудничает с самоуправлением Акмянского района, которое предложило ей стать помощником мэра на общественных началах в вопросах интеграции украинцев. По словам Инги, хотя она старается выучить литовский, пока что для общения с коллегами использует английский и русский, а ее дочь учится в литовскоязычной школе.

Государственную помощь получить можно

Собеседники DW смогли более-менее самостоятельно устроить свою жизнь в Литве. В целом, мигранты, приехавшие в страну, могут воспользоваться помощью государства. По словам представительницы министерства социальной защиты и труда Литвы Лины Бурбайте, граждане третьих стран, у которых есть вид на жительство в стране, могут воспользоваться услугами Фонда по предоставлению убежища, миграции и интеграции. Финансирование из этого фонда получают три центра по интеграции иностранцев, которые действуют под эгидой благотворительных организаций - Caritas и литовского общества Красного Креста. В центрах иностранцы могут получить разнообразную помощь - от правовых консультаций до курсов переобучения.