"Я считаю, что смена названия на европейское Георгия или грузинское Сакартвело лучше бы отражало наши отношения, поскольку мы общаемся друг с другом напрямую, а не через российский вектор", - заявил в интервью литовским журналистам в Тбилиси президент.

Государственная комиссия по литовскому языку ранее дала разъяснения, что нет оснований менять название Грузии на литовском языке (лит. Gruzija), поскольку нынешняя версия обладает долгой историей употребления и особой, гармоничной с литовским языком формой, а аутентичное название Сакартвело официально не использует ни одно государство Евросоюза.

Президент Грузии также отметил, что его страна старается установить более тесные отношения с жителями оккупированных регионов Южной Осетии и Абхазии, однако этому препятствует Россия.

"Оккупация произошла не в 2008 году, а на самом деле еще в девяностые годы. То, что произошло, сейчас мы называем "гибридной войной". Так мы были вынуждены заплатить за свою свободу и независимость. Россияне считали, что осуществив оккупацию, они остановят развитие Грузии. Оккупация и политика Российской Федерации создали серьезные препятствия для нашего развития. Беженцами стали 300 тыс. человек, нужно было позаботиться о них. Как создавать демократию и укреплять государства, не контролируя территорию?", - отметил президент Грузии.

"Однако мы должны были развивать страну, независимо от оккупации. А развитие означает дальнейшую интеграцию в Европу, демократизацию, укрепление государства", - добавил он.

Грузинский президент отметил, что недостаточная реакция международного сообщества на оккупацию Южной Осетии и Абхазии поощрила агрессивное поведение России.

"Внесение грузинского вопроса в отношения с Россией укрепляет безопасность не только Грузии, но и всего региона. Если бы в девяностые годы и в 2008 году мы вынудили Россию заплатить за введение вооруженных сил в мирную соседнюю страну и оккупацию части нашей страны, то украинский кризис был бы более прогнозируемым, ему можно было бы преградить путь. Россия научилась действовать быстро и более организовано", - сказал он.

"Мы должны быть очень открытыми с россиянами. Россияне открыто говорят о своей внешней политике, они декларируют доктрину привилегированных сфер интересов, открыто говорят о праве Российской Федерации оказывать влияние на своих соседей. Все страны, уважающие международное право, должны открыто на это ответить", - добавил Г. Маргвелашвили.