То, что российский президент начал перестановки в верховных слоях руководства, по мнению собеседника DELFI, означает, что он боится заговора элит против себя. Кроме того, политолог уверен, что российское руководство не планирует присоединение территорий на востоке Украины, и подобных действий в отношении других своих соседей. «Нет ресурсов, просто кишка тонка», - полагает российский эксперт.

Санкции остановили Путина

С санкциями в отношении России есть проблемы, признает Д.Орешкин: «Они эффективнее, когда они являются потенциальной угрозой, чем когда они уже заявлены. Когда они заявлены, делать уже нечего, к ним приспосабливаются. Когда ты их опасаешься, расчитываешь шаги на ближайшей будущее, то учитываешь будут эти санкции или нет».

Foto: DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

«Путин расчитывал, что Запад испугается, исходя из рациональных соображений - бизнес, нефть, газ и т. д. Даже те санкции, которые уже обозначены в некотором смысле его приостановили. Если бы этого не было, он бы двинулся дальше. Мы видим, что он остановился», - ответил политолог на вопрос о действенности санкций стран Запада в отношении российского руководства.

По его словам, сейчас видно, что регулярных войск Кремль вводить на территорию Украины не хочет, чтобы была возможность формально держаться в стороне. «Хотя все понимают, что за этим стоит, - уточняет он. - И есть некая система прокладок. Прямо по-сталински или по-брежневски он (В.Путин - DELFI) войска вводить не будет».

Вторая проблема, которая возникает с санкциями — это время, поскольку они имеют особенность действовать на протяжении времени, полагает Д.Орешкин.

«Если сейчас остановился обмен в технологическом пространстве, то сейчас это не скажется, скажется через год, когда возникнет дефицит в каких-то комплектующих в оборонном комплексе и других отраслях. Через два года это скажется еще сильнее. Быстрой отдачи от санкций ждать нерационально», - подчеркивает собеседник DELFI, который посещал Вильнюс для участия в интеллектуальном форуме, организованном Центром восточно-европейских исследований.

Кроме того, Д.Орешкин обращает внимание на то, что Запад научился пользоваться инструментом санкций, поскольку «они уже являются не страновыми, а персональными, точечными».

«Одно дело санкции против всей России, что конечно большинство населения воспринимает как выпад против себя. Другое дело, против Роттенберга, Сечина и т. д., - указывает политолог. - В этом смысле, думаю, у Запада появился опыт введения таких санкций и его инструментарий стал эффективнее».

Поэтому радикально санкции не работают, однако в долгосрочной перспективе «работают, и работают еще как», резюмировал Д.Орешкин,

Нужно наказать пропагандистов

Кроме того, политолог напомнил слова одного из участников дискуссии в Вильнюсе о том, что нужно ввести санкции в отношении российских пропагандистов, которых недавно наградил Владимир Путин за работу в ходе аннексии Крыма.

«Действительно, эти «300 спартанцев», если бы их лишили возможности выезжать в Европу, были бы очень расстроены, потому что они привыкли туда приезжать», - считает он.

Наконец, разрыв между риторикой российских чиновников о том, что санкции Запада их особенно не волнуют, и реальным положением вещей, по мнению Д.Орешкина, очевиден.

«Уже то, что В.Путин начал перестановки в верховных слоях, означает, что он боится заговора элит против себя», - считает он.

На вопрос о том, насколько крепка опора В.Путина среди элит, Д.Орешкин отметил, что согласно опросу «Левада-центра», всего около 30% принимающих решения людей, управленцев поддерживают президента, «поскольку они понимают, что платить (за действия руководства - DELFI) придется им».

«Они понимают, что будут трудности c финансированием проектов, привлечением инвестиций, ведь отток капитала — очевидное явление. И этот процесс продолжается, и люди уезжают», - говорит он и добавляет, что россияне уже активно реагируют на ситуацию.

«Люди покупают жилье, потому есть семейная жизнь, нужно выводить деньги и вывозить семью. Россия сейчас будет испытывать дефицит денег, людей, но это опять же не завтра проявится», - продолжает политолог.

Новые территории или очаги нестабильности?

Отвечая на этот вопрос, Д.Орешкин отметил, что по «советской системе ценностей, В.Путин, конечно, присоединил бы территории». «Но он прагматик и когда чувствует жесткое сопротивление, то вынужден останавливаться», - говорит политолог.

По его словам, у В.Путина есть много проблемных территорий, являющихся черными дырами в экономическом плане.

Foto: DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

«Я думаю, что В.Путин в широком смысле слова — политический лузер. Это в наших СМИ пропагандой все переворачивается наизнанку, но история с Украиной начиналась с того, что В.Путин планировал всю страну взять под контроль и включить в Таможенный союз. Этого не получилось. Уйти просто так оттуда он не мог, пришлось в качестве компенсации взять Крым. Естественно, все забыли историю с Евразийским союзом», - напомнил политолог.

Он также предложил вспомнить о недавнем саммите заседании Высшего евразийского экономического совета в Минске. По словам политолога, в России об этом ничего не говорят: «Это значит, что В.Путин пытался заручиться поддержкой (Н.Назарбаева, А.Лукашенко — DELFI) и не заручился, в противном случае об этом трубили бы во все фанфары».

«Значит, В.Путин, как это ни странно, ведет не наступательную, а оборонительную стратегию. Он отступает с Украины, но просто так уйти не может. Он откусил Крым, но это проблема двоякая», - уверен эксперт.

Крым и Приднестровье

Крым, по словам собеседника, целиком зависит от привозного сырья, воды и электричества с Украины, и если она контролирует Одесскую и Херсонские области, даже без Луганска и Донецка, то прямого сухопутного коридора нет.

«Возить сырье и продукцию на кораблях невозможно, несмотря на утверждения пропаганды. В сумме все портовые мощности Крыма составляют одну десятую от мощности Новороссийского порта. Возить сырьевую продукцию по морю — долго, трудно и практически невозможно», - суммирует он.

Трудная ситуация для России возникает и с Приднестровьем, поскольку сейчас эта территория зажата между недружественной России Молдовой и Украиной, отмечает политолог.

«Теперь это эксклав, который висит на шее у России в экономическом и стратегическом отношении. Так что сейчас появились две очень тяжелых гири на шее — Крым и Приднестровье. Третьей, если дело пойдет дальше, может стать Донбасс. Поэтому, я думаю, дальше дело не пойдет. Донбасс присоединяться не будет, не зря В.Путин очень аккуратно отнесся к референдуму. Просто это не по карману, соотвественно ресурсов на то, чтобы улучшить там ситуацию нет. Ресурсы есть только на то, чтобы дестабилизировать ситуацию. Это дешевле», - уверен Д.Орешкин.

«Я думаю, что присоединять не будут, будут создавать буферную зону. Так что В.Путин будет держать в теле Украины луганско-донецкий нарыв, чтобы использовать его как переговорную позицию, душить газом, но вторгаться туда не в его интересах», - заключил он.

Спокоен за Прибалтику

В связи со своей уверенностью в том, что российское руководство не будет присоединять украинские территории, Д.Орешкин спокоен и за страны Балтии, несмотря на то, что и здесь со стороны России проводилось зондирование ситуации.

«Были попытки зондирования ситуации, можно ли ее «оттяпать», попытки показали, что нет ни социальной поддержки, ни чего-либо другого. Примерно в марте приезжали люди и зондировали почву в Латвии и Эстонии, и получили отказ от тех, на кого хотели опереться. Это нереально, можно разбомбить эту территорию, но присоединить нельзя», - уверен эксперт.

Д.Орешкин также полагает, что реакция на действия Кремля - слишком болезненная.

«Мы думаем, что страшнее В.Путина опасности нет, но нужно оценивать ресурсы. А ресурсы весьма ограничены, и, по-видимому, будут уменьшаться в перспективе из-за санкций, неэффективности экономики. Вся бурная пена, которая сейчас появилась, в значительной степени мне кажется пиар-эффектом. Через полгода на востоке Украины начнут задавать вопросы. Так что я бы снизил накал страстей, потому что у Кремля, грубо говоря, кишка тонка».