Ниже - возможные сценарии дальнейшего противостояния после референдума, проведенного вопреки запрету Конституционного суда Испании.

Отложенная независимость

Глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон после референдума признал желание "миллионов жителей" автономии отделиться от Испании, но не стал провозглашать независимость.

Вместо этого он подписал декларацию о независимости и предложил региональному парламенту отложить торжественное объявление, чтобы наладить диалог с Мадридом.

Правительство Испании отвергло возможность переговоров и дало Пучдемону пятидневный срок, чтобы разъяснить свою позицию. Премьер-министр королевства Мариано Рахой предупредил главу Каталонии, что если он провозгласит независимость, Мадрид воспользуется 155 статьей конституции, предусматривающей введение прямого правления.
По данным каталонских властей, в референдуме приняли участие 43% избирателей, или 2,3 млн человек, из которых 90% поддержали независимость. Ни Мадрид, ни Брюссель не признали итоги плебисцита.

Прямое правление?

Премьер-министр Испании Мариано Рахой уже пригрозил мятежным каталонцам статьей 155 испанской конституции, которая позволяет Мадриду приостановить права автономии.

После невнятного выступления Пучдемона в местном парламенте, Рахой обвинил его в намеренном создании "путаницы" и пообещал восстановить "определенность".

Для перехода автономии под прямое правление Мадрида потребуется решение верхней палаты парламента - Сената, контролируемого Народной партией Рахоя.

Карлос Видаль, профессор права в мадридском университете UNED, сказал газете La Razon, что центральные власти могут запустить процесс в течение недели, однако конституция не предусматривает полной отмены автономии Каталонии.

В основном законе нет и точного указания на то, насколько продолжительным может быть "временное" прямое правление.
Помимо всего прочего, Мадрид может объявить досрочные региональные выборы в надежде потеснить сторонников независимости в каталонском парламенте.

Перед референдумом Рахой отправил в Каталонию 4 тысячи подчиненных Мадриду стражей порядка. Пока страсти не улягутся, они останутся там.
Варяги-полицейские не только не смогли предотвратить кризис, но и усугубили его, разогнав несколько избирательных участков. Избиение голосующих до сих пор подпитывает возмущение и антимадридские настроения в Барселоне.

Испанские власти продемонстрировали готовность идти на жесткие меры вопреки репутационным издержкам, поэтому силовой сценарий развития событий исключать нельзя.

Глава каталонской полиции Жозеп Ллуис Траперо и два главных активиста движения за независимость Каталонии уже побывали на допросе в мадридском суде. Их подозревают в мятеже против государства, но обвинения им пока не предъявлены.

Возможен ли компромисс?

Да. Независимость Каталонии - далеко не предрешенная развязка этой драмы.

Пучдемон и раньше предлагал переговоры, но центральное правительство отказывалось.

Если прямой диалог все же придет на смену заочной перепалке, каталонский лидер попробует привлечь зарубежных посредников. Однако без согласия властей Испании это невозможно, а Мадрид не горит желанием выносить сор из избы.

К тому же Евросоюз старается держаться подальше от этого кризиса и считает его внутренним делом Испании. Брюссель всегда прохладно относился к сепаратизму в странах ЕС.

Международное право делает обретение независимости невероятно сложной практической задачей. В свое время с этим столкнулось Косово.

Есть ли козырь у Мадрида в рукаве?

Испанские власти далеко не исчерпали возможности растопить лед в отношениях с каталонскими националистами в подконтрольном им местном парламенте.

Местный сепаратизм получил второе дыхание в 2010 году после решения Конституционного суда Испании урезать права автономии, предоставленные ей в 2006 году. Ограничения коснулись языка, финансов и национального самоопределения.

Многие каталонцы сочли вердикт унижением.

Суд принялся за каталонскую автономию после обращения партии Рахоя. Теперь Мадриду достаточно пойти на попятную, чтобы разрядить ситуацию.

Другим выходом из тупика мог бы стать пересмотр статьи 92 испанской конституции, что позволило бы Каталонии провести законный референдум. Однако такое развитие событий маловероятно, поскольку его должно инициировать правительство при поддержке короля.

К тому же, новый референдум - рискованная ставка, поскольку неуклюжие попытки Мадрида подавить недовольство силой лишь подогрели сепаратистские настроения в Каталонии и симпатии к ней в мире.

Что с экономикой?

Теперь этот фактор вышел на первый план.

Каталония - богатый регион. Однако рычаги экономического давления - в руках Мадрида.

Исход бизнеса из Каталонии уже начался: банки Caixa и Sabadell, а также несколько компаний жилищно-коммунального сектора переводят штаб-квартиры в другие регионы Испании. За ними могут последовать другие.

На Каталонию приходится пятая часть испанской экономики, однако и обязательств у автономии достаточно: она должна центральному правительству 52 млрд евро.