Financial Times публикует статью своего аналитика Джона Торнхилла под заголовком "Российской экономике нужны мозги, а не нефть".

Если Россия хочет остаться серьезным мировым игроком, пишет он, Москве необходимо обратить свое внимание на две важнейших проблемы в сфере технологий - и, по возможности, решить обе.

Первую упомянул президент Владимир Путин, выступая на технологическом форуме для старшеклассников. Он заявил, что технологии искусственного интеллекта создают новые возможности и угрозы.

"Тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира", - сказал он.

Нет никаких сомнений в том, что время от времени Россия способна производить самые передовые технологии. Посмотрите на спутник.
Но, несмотря на несомненный потенциал России в том, что касается развития искусственного интеллекта, неясно, сможет ли она претворить его в жизнь.

Многие из лучших российских экспертов в области искусственного интеллекта работают в Сан-Франциско, Тель-Авиве или Лондоне. Россия практически незаметна в этой сфере, если говорить о патентах или упоминаниях в научных статьях.

В развитии искусственного интеллекта американские компании давно обогнали Россию. Китай, чья экономика в восемь раз больше российской, также быстро продвигается вперед в этой сфере.

Вторая сложность относится к нефти. Перед российским нефтяным сектором стоят три проблемы.

Во-первых, революция сланцевого газа превратила США в стабилизирующего мирового производителя нефти, а себестоимость американской сланцевой нефти упала от 90 до 40 долларов за баррель.

Во-вторых, традиционные нефтяные месторождения в Западной Сибири быстро иссякают, и России придется все больше полагаться на дорогостоящие для разработки месторождения в Восточной Сибири и в Северном Ледовитом океане.

В-третьих, мир все быстрее переходит на электромобили, что уменьшает зависимость от двигателей внутреннего сгорания. Тут выживут лишь производители нефти с наименьшей себестоимостью, а Россия не входит в их число.

Единственное, что может сделать Россия в такой ситуации - это развить свою собственную сланцевую индустрию. Россия знает, как применять необходимые для этого технологии, но у нее отсутствуют гибкость и знания, как эффективно ее использовать.

Добыча сланцевой нефти потребует полного изменения структуры российской нефтяной промышленности, уменьшения роли государственных корпораций и создания менее масштабных, но более гибких производителей.

Другими словами, тянущаяся уже десятилетиями российская фиксация на технологических решениях затрудняет ее способность развивать человеческий капитал, необходимый для того, чтобы быть конкурентоспособным в современной экономике.

России необходимо дать больше возможностей своему народу проявлять инициативу и креативность, чем традиционно разрешал Кремль, подытоживает FT.